До конца этого месяца иммиграционный суд Сан-Франциско должен решить судьбу экс-премьера Украины Павла Лазаренко. Он был освобожден 1октября 2012 года после пяти лет домашнего ареста и восьми лет тюремного заключения и сразу же переведен в тюрьму для иммигрантов. По американскому законодательству, суду дается полгода на решение вопроса о предоставлении человеку права временного проживания в США либо его немедленной депортации, и эти полгода истекают в мае.

Любопытно, что даже Иван Лазаренко, глава облорганизации партии «Громада», не в курсе, на какой стадии решение вопроса о его старшем брате. «У меня с ним связи нет, поэтому я не могу ответить, вернется ли он в страну или нет, и какие у него дальнейшие планы», — сообщил нам Иван Лазаренко.

Козырь в деле тимошенко

Политологи уверены, что если США откажет экс-премьеру в проживании на своей территории, в Украине его не ждет ничего хорошего. «Вердикт американского суда — это будет политическое решение. За океаном прекрасно понимают, если Лазаренко вернется, он тут же может оказаться в Лукьяновском СИЗО и может принять участие в процессе против Тимошенко», — уверен  политолог Андрей Золотарев.

Согласен с таким выводом и политолог, депутат Днепропетровского облсовета Владислав Романов, считающий, что на родине всесильного в 90-х годах Павла Ивановича уже давно никто не ждет — ни в бизнесе, ни в политике. «Я не думаю, что Лазаренко связывает свое будущее с политикой.  А вот «Громада», возможно, попытается использовать его имя, чтобы поднять свою популярность. Власти могли бы привезти Лазаренко в страну, чтобы тот дал показания против Тимошенко. Сам же Павел Иванович наверняка заинтересован в том, чтобы остаться в Штатах.  Там у него родился ребенок  и, скорее всего, Лазаренко  будет делать на этом акцент, чтобы его оставили в США», — считает Романов.

Руины бизнеса

За годы отсутствия Лазаренко в родных краях внушительное состояние экс-губернатора Днепропетровщины растаяло. Если до начала 2000-х ему принадлежало более полусотни  зданий в центральном районе Днепра, то сейчас они уже давно в собственности других лиц. «Бывшие партнеры обобрали его до нитки. По сути, он имел доли в бизнесе практически во всех отраслях: начиная от производства подсолнечного масла и заканчивая разработкой карьеров. Но основной, конечно,  была недвижимость, в частности — здания на красной линии центра  Днепропетровска, которые давно уплыли в другие руки», — рассказал нам Андрей Золотарев.

По официальным отчетам с судебного процесса «Соединенные Штаты против Лазаренко» за 2008 год, размещенного на американском юридическом портале findlaw.com, Павел Иванович также владел половиной активов компании «Агроснабсбыт» (сельское хозяйство и рынок металлов). «В 1990 году бизнесмен Петр Кириченко образовал компанию «Агроснабсбыт». В 1992 году Кириченко встретился с Лазаренко, потому что, по его словам, «для выполнения любых серьезных торговых сделок необходимо было одобрение Лазаренко. Лазаренко сообщил Кириченко, что он работает  с каждым по схеме «50 на 50». Кириченко истолковал это таким образом, что Лазаренко будет контролировать 50% его бизнеса и забирать 50% от прибыли. Кириченко изначально перевел Лазаренко $40 тыс.  в качестве жеста «доброй воли», — указала в этом отчете окружной судья Маргарет МакКаун.

Павлу Ивановичу и его окружению принадлежали такие «лакомые куски», как гостиницы «Украина», «Астория», «Европейская» и «Аксельхоф», здание делового центра на ул. Комсомольской, ЦУМ, огромное здание экс-министерства черной металлургии УССР на пл. Ленина, 1.  В  2009 году католическая община отсудила у Лазаренко здание костела на пр-те Карла Маркса, а львиная доля остальной недвижимости экс-губернатора отошла группе «Приват», и бизнес-империя Павла Ивановича практически перестала существовать.

Политика — в прошлом

Даже с учетом значительных финансовых потерь на родине, никто не сомневается в том, что Лазаренко остается состоятельным человеком. Но при этом политологи говорят, что в бизнес его уже никто не пустит, а в политике он остался «героем минувших дней». «Основная проблема Павла Ивановича в том, что его предали люди из ближнего окружения, в которых он не сомневался. Если бы его не сдали свои же, то, возможно, тогда бы у него был шанс вернуться. А так, если это даже богатый человек, все равно здесь люди и богаче есть. Политический капитал — это не только имя, но и команда, которая в данном случае давно разбежалась», — вынес вердикт Золотарев.