30 мая исполнится год с того дня, когда правоохранители задержали четырех подозреваемых в совершении теракта в центре Днепра (пострадали около 30 человек). «Вести» выяснили, как за год продвинулось «дело террористов» и как изменилась жизнь пострадавших
от взрывов.

СЛОВО «ТЕРРОРИСТА №1» БУДЕТ ПОСЛЕДНИМ

Суд над террористами длится уже седьмой месяц. Уже допросили подсудимых Льва Просвирнина, Дмитрия Реву и Виталия Федоряка, а вчера слушали показания потерпевших. «Террориста №1», по версии гособвинения, Виктора Сукачева суд собирался допросить первым, но подсудимый заявил, что будет говорить последним. «Он частично признает вину. Конкретнее скажет, когда будет давать показания суду», — рассказал «Вестям» адвокат Сукачева Александр Шишкин.

ОБВИНЯЕМЫЙ И ПОТЕРПЕВШИЙ РЕВА

Тем временем прокуратура уже закрыла уголовное производство, которое было заведено против оперативников, проводивших обыск дома у Дмитрия Ревы и якобы совершивших с его телефона звонок на номер Сукачева (этот звонок был поводом для задержания Ревы). «Прокуратура не нашла оснований для возбуждения дела», — сказала нам сестра Дмитрия Ревы, юрист Оксаны Томчук . Ранее ей удалось выиграть суд против Первого национального канала, на котором в октябре 2012 года вышел фильм «Адов ад». Его авторы еще до приговора обвинили подсудимых в терроризме. «Наш иск удовлетворили и обязали телеканал сообщить в эфире, что изложенная в фильме информация недостоверна», — говорит Томчук.

Узнать, кто заказчик «Ада» и где авторы взяли видеозаписи, из материалов следствия не удалось. «Говорят, что это авторский фильм, но в фильме — видео допросов и мы будем просить Генпрокуратуру разобраться, как оно попало к авторам фильма. У меня есть официальный ответ СБУ: видео они никому не давали», — говорит Оксана Томчук.

А недавно за Дмитрия Реву вступился известный правовед, автор комментариев к Уголовному кодексу Николай Хавронюк: изучив дело, он пришел к выводу, что Рева не виновен! «В деянии Ревы Д. В., как оно описано в Обвинительном заключении и других материалах уголовного производства, нет признаков преступления, предусмотренного статьей «Пособничество в совершении террористических актов», — написал Хавронюк в своем научном выводе.

ПЕСОК ПОД КОЖЕЙ

Студенты монтажного техникума, возле которого грянул второй взрыв, на переменах сидят на лавочках у фонтана. «Теперь здесь поставили камеры наблюдения», — говорит второкурсница Настя Лыпий, которую ранило осколками урны. «В марте ее снова оперировали и удалили из ног четыре сгустка песка. Рентген показывает, что песка под кожей много. Если его удалять, то ноги полностью покроются шрамами, — говорит отчим Насти Михаил Ляхтицкий и добавляет, что 30 тыс. грн компенсации уже давно истрачены на лечение, которому конца-края не видно. «Сейчас собираем у врачей справки, чтобы обращаться к депутатам за помощью. Спасибо, что хоть Настю в техникуме с контракта на бюджет перевели», — говорит Михаил .

«НА ТЕРРОРИСТОВ НЕ ПОХОЖИ»

Михаил Ляхтицкий и потерявший руку при взрыве Валерий Рудковский говорят, что практически уверены в виновности подсудимых. «На суд ходит наш адвокат и информирует нас. Ошибки следствия, конечно, могут быть, но трое — точно виноваты», — говорит Ляхтицкий.  А вот Настя Лыпий и ее подружки в виновность подсудимых не верят! «Возможно, этих людей назначили виновными, чтобы быстро успокоить население», — говорит Настя. «Слишком уж быстро их нашли, да и не похожи они на террористов», — добавляет Карина Мхитарян, получившая осколком урны ранение грудной клетки.

НА РАБОТЕ ЖДАЛИ, ПОКА ПОПРАВИТ ЗДОРОВЬЕ

64-летний днепропетровчанин Валерий Рудковский при взрыве потерял левую руку и уже два с половиной месяца привыкает к протезу. Новую «руку», весом в три кг, мужчина одевает пока нечасто. «Научился поворачивать ее в кисти, брать предметы, нажимать клавиши на клавиатуре. Врачи говорят, что к протезу привыкну через год. Надеюсь, смогу и картошку чистить, и гвоздь забить», — рассказал «Вестям» мужчина, прикрывший собой супругу во время взрыва.

За протез стоимостью 213 тыс. грн с Валерия не взяли ни копейки. «Он обошелся дороже тех 160 тыс. грн, которые мне дали изначально как потерпевшему, остальное выделили из облбюджета», — говорит Валерий. 

Мужчина продолжает возглавлять измерительную лабораторию днепропетровской дирекции «Укрпочты» — это рабочее место за ним сохраняли более полугода, пока Валерий Владиславович поправлял здоровье в больнице и в санаториях.жизнь после теракта.