Частичная мобилизация в Днепропетровской области аукнулась скандалом. На днях в соцсетях активно тиражировали видео, на котором бойцы запаса, вызванные в армию на десятидневные сборы повестками, показали нечеловеческие условия своего пребывания в расположении: рваные матрасы и подушки на двухъярусных колченогих кроватях, отсутствие хорошей питьевой воды и полноценного питания.

«Вести» отправились в в/ч 3036 Нацгвардии МВД, которая расположена в Подгородном (неподалеку от Днепра), чтобы на месте оценить действительность, в которой оказались порядка 600 гражданских мужчин и около десятка солдат-срочников.

В основном это представители среднего класса — предприниматели, сотрудники фирм, банков, есть даже депутат Подгородненского горсовета.

Жизнь в лагере далеко не домашняя, но и уж совсем несносной ее назвать нельзя. Большинство призывников действительно живут в палатках с двухъярусными, далеко не новыми, кроватями и печками-буржуйками, но сюда проведено электричество, так что можно даже подзарядить мобильник. 30 счастливчиков обитают на раскладушках в кирпичной казарме.

Несмотря на полевые условия, простыни и наволочки на кроватях чистые, а матрасы во время выборочного осмотра вовсе не светят дырами (хотя, не исключено, что наиболее прохудившиеся заменили после поднятого шума).

«Вода для умывания и бритья холодная, — объясняет замначальника Центрального территориального командования Нацгвардии МВД Владимир Гавриляк, — но это же военный лагерь, а не курорт! К нам приходят мужики по 30–40 лет, которые не привыкли себя обслуживать. Вместо того чтобы мыть посуду, они додумались ее выжигать на огне, да так, что 50 котелков прожгли! Матрасы и подушки мы получаем со склада, дырявые могли быть, но ты же мужик — не жалуйся, а возьми иголку с ниткой и зашей».

Гипертоники и язвенники

«Скажу так — когда я был срочником, условия были куда хуже. Нас кормят, одели. Ходим на занятия — вчера рыли окопы, сегодня получили оружие, завтра стрельбы. Кормят нормально, в палатках бывает даже жарко, ходим вечером в шортах», — рассказывает солдат Евгений.

А вот один из тех, кто попал в часть с первым набором, рассказывает, что поначалу все было совсем по-другому.

«Не было ни воды, ни кроватей, мы сами собирали их из обломков. Лагерь рассчитан на 100 человек, нас 600, офицеры не знают, что с нами делать. Котелки выдали со складов в солидоле, отмыть невозможно, поэтому их и обжигали. Мы обустроили лагерь, потом уже легче стало. Человек 30–40 вообще никогда не служили, хотя им в документах написали, будто принимали присягу. Я чистил автомат и себе и другим, потому что те не могли даже его разобрать», — рассказывает один из бойцов.

Тем временем часть живет своей жизнью: на полигоне стреляют из автоматов, возле автобусов и грузовиков возятся водители, а фельдшер медчасти спешит с аптечкой на «обкурку» — к палатке с едким дымом, в которой солдаты проверяют, правильно ли одеты противогазы.

«Военнослужащие к нам приходят из военкоматов необследованные, без медкомиссии. У меня уже было три случая эпилепсии, гипертонические кризы, обострение язвы», — жалуется медик.

В облвоенкомате, который руководит мобилизацией, нам объяснили, что призывникам просто задавали вопросы о наличии жалоб и заболеваний и руководствовались их ответами. «Второй раз их проверяют на пункте приема личного состава. В части три медика, через которых прошел каждый и письменно написал, есть или нет жалобы», — рассказал нам заместитель облкомиссара по воспитательной работе Сергей Полуцыган.

Но наспех осмотренные медиками солдаты — не самая большая проблема: неофициально в части говорят, что военкомат прислал нескольких судимых за тяжкие преступления, были люди и с подложными документами. Такие «герои» приказы выполняют из-под палки, а одевать форму с милицейской атрибутикой для них вообще не по понятиям.

«Где как не в армии можно спрятаться от каких-то проблем на гражданке?» — объясняют военные их присутствие в части. В военкомате же эту ситуацию и вовсе отказались комментировать. Неофициально объясняют тем, что многие призывники находят способы увильнуть от мобилизации, поэтому вместо них в лагерь и попадают не самые полезные для армии люди.