Завтра исполняется 72 года с того рокового дня, как началась Великая Отечественная война. Днепропетровск пал через два месяца после начала наступления немцев на СССР. Бои за город велись с 19 августа, а уже 25 числа оккупанты заполонили наши улицы, и жизнь потекла по совершенно новым для днепропетровцев правилам…

ПЕРВЫЕ ДНИ

Сразу же оккупационная власть взялась за решение «еврейского вопроса». Это обернулось для многих горожан кровавой бойней. Как пишут авторы книги «Днепропетровск: вехи истории», в первые дни на территории Днепропетровского коксохимического завода было организовано еврейское гетто на 5 тыс.человек. А в начале октября возле здания ЦУМа было собрано более 11 тыс. евреев. За два дня 13-14 октября всех этих несчастных расстреляли в лесопосадке напротив ДИИТа.

Советских военнопленных держали в районе Тихвинского монастыря, что на ул. Чичерина. Там находился лагерь для пленных офицеров и солдат Красной армии. После освобождения города там обнаружили захоронения более 30 тыс. человек, умерших от голода и болезней.

С ВЕЩАМИ НА ВЫХОД!

Из самых видных зданий в Нагорной и центральной частях города людей попросили на выход, ведь немецкой верхушке требовалось лучшее жилье. Так, комендант Днепропетровска Рудольф Клостерман с комфортом обосновался в здании на ул. Рогалева,1, которое среди горожан известно, как «дом Брежнева» (в нем после войны жил Леонид Ильич, занимавший пост главы местного обкома партии с 1947 по 1950 год).

А вот в помещениях училища культуры почти год работала канцелярия Штадскомиссариата, которая в сентябре 1942 года перебралась в здание исторического музея. В залах облсовета немцы устроили военный госпиталь, а Главпочтампт отдали под солдатские казармы. Немецкая жандармерия разместилась в здании на ул. Горького, где сейчас — администрация компании «Дніпромлин», а вот гестапо расположилось в доме по ул. Чкалова, 23, где в наши дни — областное управление СБУ.

Так или иначе, но немцам нужны были рабочие руки, поэтому в Днепропетровске старались поддерживать хотя бы видимость достойной жизни. Возобновили работу 70 продуктовых магазинов и восемь рынков. При марионеточной городской управе даже работал отдел соцобеспечения, помогавший продуктами пенсионерам и инвалидам. Горожанам предоставляли медпомощь в восьми больницах и девяти поликлиниках. Для верующих открыли Преображенский собор и Троицкую церковь.

КИНО И НЕМЦЫ

Каждый вечер работал театр им. Шевченко. Артисты успели поставить на сцене более 20 опер и спектаклей! Но после одного театрального сезона, рейхскомиссар Украины Эрих Кох издал запрет на то, чтобы представления совместно смотрели немцы и местные жители, а также обязал актеров учить немецкий язык. Вскоре после этого львиную долю днепропетровской труппы перевезли в Киев.

Горожане также могли смотреть немецкие фильмы в нескольких кинотеатрах. В частности, в кинотеатре «Родина», который тогда назывался «Атриум». А в декабре 1942 года в одном из залов училища культуры даже была открыта выставка местных художников. На стадионе «Сталь» (ныне — «Арена-Днепр») состоялось несколько футбольных матчей с участием команд области.

Не отказывали себе в развлечениях и оккупанты. В доме Хренникова (гранд-отель «Украина») было офицерское казино и кинотеатр «Виктория».

В начале 1942-го открыли Днепропетровский украинский госуниверситет, проработавший до конца года. Последнему курсу медиков разрешили сдать выпускные экзамены, и после отправили их лечить «остарбайтеров» в трудовые лагеря Германии.

ПЕШКОМ НА ЗАПАД

Перед тем, как оставить город под натиском советских войск, немцы обязали горожан уйти из Днепропетровска. 21 сентября 1943 года мирному населению было дано распоряжение отправляться пешком на Западную Украину. Людям разрешено было покидать родные места по четкому маршруту: ул. Полевая, ул. Кооперативная, ул. Философская, ул. Шмидта и ул. Рабочая. А Запорожское шоссе было недоступно для горожан, так как по нему ретировались немцы. Когда через месяц в город вошли освободители, перед ними предстала жуткая картина разрушенного Днепропетровска, в котором практически не было ни души...