В Днепр из зоны АТО прибыла очередная группа солдат, которых вызволил Днепропетровский центр освобождения пленных.

Девятерых солдат из черниговского 41-го батальона теробороны и одного нацгвардейца из Донецка первым делом привезли в военный госпиталь, где им оказали необходимую помощь. Мужчины, которым на вид от 35 до 50 лет, выглядели уставшими и осунувшимися, но, к счастью, заметных физических увечий у них не было.

Замгубернатора Борис Филатов говорит, что переговоры с боевиками были сложными, в их детали он не вдается: «Мы и дальше прилагаем усилия в этом направлении. Нам достаточно сложно по той причине, что на той стороне нам не с кем разговаривать. Участники незаконных вооруженных формирований, как нам кажется, уже не в состоянии разобраться между собой, кто у них главный и кто за что отвечает, поэтому непонятно, с кем вести переговоры. Мы готовы разговаривать со всеми ради спасения наших людей».

В ОГА обещают обеспечить солдат одеждой, деньгами, телефонами и транспортом, чтобы они поскорее отправились домой к родным. Те же беспокоятся, какой у них теперь статус и не будет ли проблем с военными особистами. «У вас статус солдат украинской армии. Есть разные ситуации, когда начинают звонить товарищи из военной контрразведки и просят: «А вот приедьте, мы вас опросим», а потом люди месяц у них сидят и отвечают на вопросы. Вы за это не переживайте. Мы сообщим в АТЦ, что вы освобождены, вы едьте к родным и побудьте пару дней с ними. Потом, как вернетесь в часть, нужно будет дать какие-то объяснения. Мы освободили более ста человек, ни у кого не было проблем, никого не обвинили в дезертирстве», — пообещал Борис Филатов.

«ИЗ ПЛЕНА РАЗРЕШИЛИ ПОЗВОНИТЬ КОМАНДИРУ И ЖЕНЕ»

Большинство освобожденных говорить о пребывании в плену не захотели. Даже лица они предпочли скрыть от видеокамер и фотоаппаратов — говорят, что дома у многих не знают, в какой передряге они побывали. Своей историей поделился 37-летний майор Нацгвардии, представившийся Сергеем. Он говорит, что до войны жил в Донецке. С началом АТО часть перевезли в Мариуполь, а жену с дочкой и сыном он отправил к родственникам в Красноармейск. В заключении у ДНР он пробыл две недели. Говорит, за это время успел передумать о многом.

«Я был в плену у подразделения ДНР «Оплот». К нам относились очень лояльно — никакого физического воздействия, психологического давления. Я был этим удивлен, ведь изначально готовился к худшему, так как знаю, как там обращаются с пленными. Кормили-поили, только не было свободы перемещения. В первый же день плена мне разрешили позвонить моему командиру и жене. Я надеялся, что меня вызволят. Жене, правда, не говорил, что попал в плен, сказал, мол, со мной все хорошо, но связи по техническим причинам некоторое время не будет. Вчера уже после обмена мое командование ей сообщило, что я был в плену и теперь на свободе», — рассказал Сергей.

Он говорит, что с боевиками общался мало. «В целом местные считают, что живут на своей земле, они никого не приглашали. Хотят выйти на границы своих областей, поставить пограничные столбы и жить самостоятельно», — рассказывает Сергей. Первым делом он намерен поехать к семье в Красноармейск, который находится под контролем украинской армии, а уже оттуда вернется в место дислокации своего подразделения.