На днях в Павлограде под стенами мэрии митинговали родственники военных из 93-й механизированной бригады, которые без вести пропали в конце августа под Иловайском. Уже два месяца у матерей и жен солдат с ними нет никакой связи, но они верят, что те живы.

«Мой сын ехал на машине под Старобешево, их было 16 человек. Шесть погибли, четыре вышли из плена, шесть без вести пропали, в том числе и мой сын Андрей. Мы с ним общались накануне вечером, он сказал, то у них все нормально. Один из вышедших из плена, говорит, что видел, как его расстреляли, а трое других это не подтверждают. Я предполагаю, что он в плену в Донецке: я выходила на сепаратистов, и те говорят, что информация по сыну закрыта. Это значит, что он где-то в больнице. Хотя, в части нам говорят, что официально без вести пропавший», — говорит жительница Днепропетровска Ядвига Лозинская. Такая же история и у жительницы Гвардейского Людмилы Карповой, чей сын Юрий пропал в том же бою при прорыве из Иловайского котла. Обе женщины сделали анализы ДНК, но совпадений с данными погибших не обнаружилось.

Мать 22-летнего Андрея уверена, что сын в больнице Донецка. Фото: vk.com

Был в плену, написали - убит

Ни один из родственников не верит в гибель своих сыновей и мужей, чему самое сильное доказательство история одного из их сослуживцев — Алексея. Тот долгое время числился убитым — его в части даже сняли с довольствия и перестали платить зарплату, тогда как на самом деле он был в плену.

«29 августа во время обстрела меня ранило и контузило. Повезло, что на меня наткнулись не донецкие сепаратисты, которые пристреливали на месте, а ополченцы из России — они приказали идти за ними в плен. Через несколько дней меня вытащил Красный Крест. Вернулся в Днепр, потом в часть — а меня нет в списках живых, пришлось восстанавливать все», — говорит Алексей.

Он рассказывает, что большую часть пленных боевики вывозят в Ростов, остальных держат в Донецке, Снежном и других городах. «Некоторые пацаны прячутся по селам. Если местные хорошие, помогают им выезжать на нашу территорию. Как минимум из 4000 из Иловайского котла в плен попали 200 человек. О нас сейчас не вспоминают, даже не пытаются искать, наверное, чтобы не платить родным за погибших. Намного чаще освобождают солдат из добровольческих батальонов, просто за счет лучшей организации. А при переговорах тоже свои нюансы — сепары, если видят, что хотят освободить конкретного бойца, повышают сумму выкупа. Все как на рынке», — добавляет Алексей.

Боевики вышли из переговоров

Руководитель днепропетровского Центра по освобождению заложников Владимир Рубан затруднился ответить, сколько военнослужащих попали в плен под Иловайском. «Переговорный процесс не останавливается. Какие-то обновленные цифры будут известны к понедельнику», — говорит Владимир Рубан.

Но неофициально, один из участников переговоров с украинской стороны рассказывает, что сейчас в плену находятся 198 военных ВСУ. «Донецкая сторона сейчас вообще вышла из переговоров, обвиняют нас якобы в какой-то нечистой игре. Там куча образований, в каждой свой главарек, и у каждого есть определенное количество пленных. У них даже какое-то соревнование, у кого больше, поэтому, пленных отдают неохотно. Но надежда есть всегда, что удастся освободить еще нескольких людей», — говорит переговорщик, попросивший не называть его имени. По его словам, на требования заплатить за кого-то выкуп переговорщики не соглашаются, чтобы не поощрять боевиков к охоте на людей ради бизнеса.

Нужно проверять списки Центра освобождения

Чтобы узнать судьбу пропавших без вести солдат, их родственникам нужно регулярно обращаться в Центр освобождения пленных (его телефоны: (097) 07-07-014, (063) 888-40-40, (095) 628-000-8) и узнавать, нет ли их в списках тех, о ком известно, что они в плену. Эти данные постоянно обновляются, поэтому сотрудники центра не всегда в состоянии вовремя сообщать о новых данных родственникам солдат.

Благодаря такому списку «Вестям» удалось найти двух военнослужащих из 93-й бригады, пропавших под Иловайском, и сообщить об этом их матерям. До этого у них не было никакой информации, живы ли сыновья вообще и где находятся. Одна из мам говорит, что к ней несколько раз обращались «представители ДНР» с предложением выкупить сына за деньги, но убедительных доказательств, что он у них, предоставить не смогли.

Будем надеяться, что этих и других ребят скоро освободят из плена и они благополучно вернутся домой.