1 марта буквально прямо с передовой на сцене театра «Верим!» в спектакле сыграет командир 39-го отдельного мотопехотного батальона Олег Шульга. 35-летнего мужчину — актера театра с 20-летним стажем, мобилизовали три месяца назад. Из-за этого в театре были вынуждены отменить несколько спектаклей, где Олег играл важные роли. На днях актер вернулся на ротацию и решил сыграть короля в спектакле «Ворон». Цена билетов на спектакль символическая — 15–20 грн.

«Нам дали 10 дней отпуска, и я решил посвятить их своему любимому делу — театру и семье. Мне кажется, что моя работа здесь не менее важна, чем пребывание на фронте. Там я ощущаю, что защищаю Родину, а здесь — создаю свою Родину. Я сыграю только в одном спектакле. Ведь как дальше судьба сложится — сложно предсказать. О времени следующей ротации речь пока не идет», — говорит актер.

К слову, второй актер театра — 36-летний Александр Корниленко все еще на передовой. Будет ли он играть в театре, когда вернется, пока не известно.

Ждет ротации в конце марта и известный днепропетровский журналист, экс-гендиректор 51-го телеканала Виктор Ожогин. 56-летний старший лейтенант, возглавил взвод при Нацгвардии еще вначале осени.

«Уже хочется отдохнуть немножко и побыть с семьей. У меня двое дочерей: 30 лет и 4 года. Младшая каждый день по телефону спрашивает: «Папа, когда ты приедешь?» Также у меня есть внук, который на несколько месяцев младше старшей дочери. Они живут в другом городе. Если будет все хорошо и нам дадут две недели отпуска, то мы хотим собраться всей семьей», — рассказывает Виктор и добавляет, что бойцы все время думают о том, чем займутся дома после демобилизации.

«Я хотел бы вернуться на телевидение. Нас всех волнует курс доллара, какие зарплаты нам предложат в мирной жизни. За 2 тыс. грн сейчас не проживешь», — говорит Виктор.

А вот 44-летний боец «Кривбасса» Александр Самойлов в мирной жизни — слесарь-сантехник. Свой отпуск проведет на больничном.

«У нормальных людей то осколки, то контузии, а у меня язва желудка образовалась. Наверное, из-за того что мы некоторое время голодали, три недели вообще хлеба не видели. Питались лишь консервами и вареньем. Подвезти запасы еды было сложно. Очень хочу побыть в кругу семьи. У меня 16-летняя дочь и двухлетний сын», — говорит Александр и добавляет, что на ротацию ушел с 23 февраля, но все еще не может привыкнуть к мирной жизни.

«По ночам, бывает, ищу рядом автомат и начинаю паниковать, что его нет. Но потом понимаю, что это всего лишь сон», — говорит Александр и надеется, что врачи все же разрешат ему вернуться в часть.

«Хочу остаться служить в части, но решение — за врачами. Но я мог бы ребят молодых инструктировать», — говорит Александр.