Двукратный олимпийский чемпион Василий Ломаченко достиг вершины и в профессионалах – завоевал титул чемпиона мира в весе до 57 кг по версии WBO. Причем, сделал это в третьем профи-бою, повторив мировой рекорд, после чего рассказал о пути к успеху и планах на будущее.

— Первые спарринги я провел в родном Белгороде-Днестровском с другом по сборной Денисом Беринчиком. По идее, он должен был копировать стиль моего будущего соперника Гэри Расселла. Но у него не очень выходило, и он бился, причем жестко, как Беринчик (смеется). А потом уже были полтора месяца спарринг-подготовки в США.

— Вася, как у вас с изучением английского языка?

— Три раза в неделю хожу на курсы, но он мне трудно дается. После тренировки хочется поесть и поспать, ведь после обеда снова идти на ринг. А нужно заниматься английским (улыбается).

— Были мысли, что можете проиграть второй бой подряд?

— В мои планы это не входило (смеется). Если бы все же уступил, значит, судьба подготовила мне такое испытание. А вообще Гэри – очень крепкий парень. Я потом просматривал бой и думал: «Блин! Как он выдерживал такие удары по животу?» Я знаю, что американцы любят «рубку, кровь и мясо», и если бы мог, то закончил бы поединок раньше, но соперник держался.

— Какие ближайшие планы?

— Если честно, я не считаю себя чемпионом мира. Я просто побил одного крепкого парня, который к тому же не встречался с топ-боксерами. Хорошо было бы провести объединительный турнир, чтобы выявить единого чемпиона. В этом же году я выйду на ринг еще один раз – в конце октября или в ноябре.

Думаю, бой с чемпионом IBF, россиянином Градовичем, был бы интересным и для меня, и для публики. Но от меня мало что зависит – все решают промоутеры. И они знают, что я готов биться с любым и никогда не скажу «нет». Позже хочу подняться в другую весовую категорию, но пока это – в будущем.

— За бой с Расселлом вы получили самый большой гонорар в карьере ($631 тыс.). Что-то особенное собираетесь купить?

— После победы мне дали чек на $370 тыс. Я даже уточнил: «Это точно мне?» Оказалось, столько мне полагалось после выплаты всех налогов. Из оставшихся нужно заплатить менеджерам, тренерам, папе (смеется). Зато мороженого можно было объесться по горло.

— Американский стиль жизни чем-то удивил?

— Там очень популярен спорт – американцы его просто обожают. Люди каждые выходные ходят на разные спортивные события. Да и сами занимаются – у них хорошо эта сфера развита, чего не скажешь об Украине.

— В США большая украинская диаспора. Вы с ней пересекались?

— В личных контактах – нет. Но, выходя на ринг, я видел украинские флаги на трибунах, людей в вышиванках, так что, конечно, чувствовал поддержку земляков – очень приятно. Кстати, меня пару раз и американцы там в супермаркетах узнавали.

— А как вы вопринимаете происходящее в Украине?

— Печально, когда гибнут невинные люди. Нестабильность в стране не может радовать.

— Как переживаете разлуку с родными?

— Для этого уже есть нанотехнологии: скайп, вайбер, так что не так все сложно, как раньше. Детей, жену я вижу и слышу каждый день.

— От бокса не устали еще?

— Я не могу так сказать, как и то, что всегда готов работать. Просто есть моменты, когда нужно отдохнуть.

— Планы на отпуск есть?

— Я не буду о них говорить – это моя личная жизнь. Конечно, проведу время с семьей. Хочется, чтобы у меня были здоровые дети (у Васи есть сын и дочь. – Авт.), слушали папу и вели здоровый образ жизни.

— Желания жить в США не возникало?

— Нет. Когда возвращался домой, в Белгород-Днестровский, мы остановились около лимана. Я увидел и почувствовал родные места, услышал, как пищат комары, и понял, что хочу жить только здесь.