Послезавтра украинец Василий Ломаченко будет впервые защищать титул чемпиона мира. Его друг и бывший партнер по сборной Украины Александр Гвоздик (81 кг) свой четвертый профи-бой провел неделей раньше. Об особенностях профессионального бокса, жизни в США и Украине призер Олимпиады-2012 рассказал «Вестям».

— Саша, как тебе дался бой с американцем Отисом Гриффином, который продержался почти шесть раундов?

— Он прошел так, как, наверное, и должен был, – без особых проблем. Соперник – опытный, но на данном этапе карьеры, думаю, уже никаких иллюзий не строит и амбиций не имеет. Я доминировал с самого начала, в пятом раунде отправил его в нокдаун ударом по туловищу, а в шестом – все закончил.

— Из четырех боев он для тебя оказался самым сложным?

— Пожалуй. Хотя реальной угрозы соперник для меня не представлял, но, если бы я ослабил бдительность, мог пропустить серьезный удар. Для меня – это приобретение опыта в профессионалах, увеличение количества боев. Пока рано говорить о сильных противниках – не кривя душой, с такими я еще не боксировал. Сейчас мне подбирают таких оппонентов, у которых я обязан выигрывать. Я иду в профи протоптанным путем, и до десяти боев вряд ли в них будет интрига. А Ломаченко – особый талант, поэтому он так быстро завоевал титул.

— Промоутеры с тобой советуются, подбирая соперников?

— Сначала их выбирают менеджеры, а потом мне предлагают для утверждения. Естественно, я не отказываюсь. Ведь я долго думал над выбором промоутерской компании, а если уже подписал контракт, то значит, этим людям я доверяю. У меня четырехлетний контракт с Top Rank, а менеджера Эгиса Климаса мне посоветовал Ломаченко.

— С датой следующего боя определились?

— Пока ясности нет. Я хотел бы еще раз выйти в ринг в этом году, но это не от меня зависит.

— Когда собираешься выйти на титульный бой?

— Тогда, когда буду готов его выиграть. Говорить же о конкретных сроках я сейчас не готов, ведь надо набраться опыта в боях с опасными парнями.

— Отличие профессионального бокса от любительского почувствовал?

— Лично я не заметил чего-то такого, что коренным образом изменило мою жизнь. Пришел в зал – сделал свою работу, а она у боксера одна и та же – кулаками махать (смеется). Разве что темп и время тренировок отличаются.

— Как работается с новым тренером?

— Отлично, меня все устраивает. Роберт Гарсия в 2013-м был признан тренером года. Думаю, он может меня научить, как побеждать чемпионов.

— Английский подтянул? Как с тренером общаетесь?

— Обходимся без переводчика. Боксеру не так много надо знать, чтобы тренера понимать. Мы же не говорим об экономической ситуации в Гондурасе или Габоне. Достаточно выучить 30 слов – и можно друг с другом нормально общаться.

— Как обустроился в США?

— В Окснарде, что в Калифорнии, снимаю квартиру. Лос-Анджелес – в часе езды на машине. Городок небольшой: тут довольно тихо и спокойно – как раз то, что нужно для семейной жизни и нормальной подготовки. Во время первых двух боев весной я здесь был сам, а потом вернулся в Харьков и в августе привез сюда семью: жену, 6-летнего сына и годовалую дочь.

— Есть чем заняться время вне ринга?

— Конечно, сейчас у меня много чего интересного: за малой посмотреть, малого в школу отвести (усмехается). Большую часть времени уделяю детям, не могу же я не помочь жене. Иногда ездим на прогулки – в Лос-Анджелес или Санта-Барбару.

— Василий Ломаченко, побывав у тебя в гостях, выкладывал фото с тобой и сыном с подписью «Два Гвоздя и Лом».

— Да, мы в одном зале готовились к боям и отлично вместе провели полтора месяца. Анатолий Николаевич мне тоже помогал, подсказывал. Вася улетел в Китай – надеюсь, он победит тайца без проблем. Хотя, конечно, соперник опытный и на ринг выходит не для того, чтобы сдаться. Буду болеть за Лома по телевизору.

— С кем еще общаетесь?

— В Окснарде русскоговорящих не наберется и десяти человек, в основном здесь – мексиканцы. По сути, общаюсь лишь с коллегой Евгением Градовичем, чемпионом мира из России, одним литовцем и одним украинцем из Херсона. Несмотря на это, я не люблю сидеть в соцсетях и предпочитаю живое общение.

— На Родину не собираешься в ближайшее время?

— Я бы с удовольствием ездил домой после каждого выхода в ринг, но сейчас у меня бои идут довольно часто – раз в месяц или в два, поэтому просто нет времени. Надеюсь, весной получится прилететь.

— Как ты относишься к тому, что происходит в Украине?

— Это полный ужас. Я против войны. Для меня украинцы и россияне – славяне, братские народы. А то, что сейчас устроили, – это кто-то из сильных мира сего делит бизнес. А люди в их интересах друг друга убивают, брат брата – вот и вся война. На Донбассе живут родственники моей жены – так у них в районе от артобстрелов вылетают окна с рамами, поэтому они спят в ванной. Там никто не хочет войны, а вот многие, сидя в теплом месте, пишут в интернете призывы воевать.

— Какие себе ставишь цели? Не собираешься в США оседать?

— Не люблю заглядывать далеко вперед. Все зависит от того, как будет складываться моя боксерская карьера и ситуация у нас в стране. Хотя на самом деле я очень скучаю по Украине, по родному Харькову, по друзьям.