Лет 7-8 назад украинские чиновники едва не поставили на ней крест, а теперь она регулярно приносит стране медали самых престижных соревнований. После «бронзы» на ЧМ в Москве 30-летняя дончанка рассказала «Вестям» об особенностях жизни семьи спортсмена.

— Оля, поздравляем! Говорили, ты еще за месяц до чемпионата отключила телефон. Не хотела отвлекаться?

— Телефон я не отключала, просто зачем перед такими ответственными соренованиями давать какие-то обещания? Ведь в спорте бывает всякое. Скажем, в прошлом году за неделю до Олимпиады я получила травму и могла вообще не выйте на старт (но в итоге напрыгала на «бронзу». – Авт.).

— Перед Лондоном-2012 ты с другими олимпийцами рассказывала о о плохих условиях проживания на базе в Конча-Заспе. А как было в этом году?

— Руководство пошло нам на уступки и организовало хорошую подготовку в Виннице. Приятно было, когда люди приходили посмотреть даже на наши тренировки, а потом брали автографы и фотографировались.

— Итогом выступления в Москве довольна?

— Хотелось защитить свой титул, тесты показывали, что я в хорошей форме, но «не попала в дорожку». Сделала несколько технических ошибок, недоступала, из-за чего не получилось победить. На это же мне жаловалась и россиянка Маша Абакумова, которая в метании копья повторила мою историю: стала третьей после победы в 2011-м.

Организаторы ЧМ захотели показать себя во всей красе и постелили в «Лужниках» покрытие нового поколения, которого нет нигде в мире. Для многих оно оказалось непривычным, поэтому во многих видах результаты оказались невысокими (в Москве не побили ни одного мирового рекорда. – Авт.). Даже знаменитая Иоланда Чен, бывшая рекордсменка мира, а ныне комментатор, сказала мне, что я была «Антиолей».

Возможно, сыграло злую шутку и форсирование формы зимой, когда я выиграла чемпионат Европы в зале, – не сделала определенную базовую работу и это сказалось летом. Но все же нельзя сказать, что все совсем плохо: медаль есть медаль. Было бы обиднее, если бы ямайчанка прыгнула на несколько см дальше и я оказалась бы четвертой.

— Психологическое давление чувствовала в секторе?

— После победы на чемпионате Европы в 2010 году это давление никуда не девается: мол, на меня делают ставку, я должна взять медаль. На самом деле никто никому ничего не должен – нужно просто прыгать в свое удовольствие. А я чересчур захотела покорить 15 метров, что сыграло со мной злую шутку. Хотя особо не волновалась, ведь явного лидера у нас не было. Все фаворитки прыгали в сезоне примерно одинаково: на 14,80-14,85 м. Хотя не зря говорят, что легче завоевать титул, чем его сохранить. Видимо, просто был не мой день.

— На фото после соревнований видел, как вы с чемпионкой-колумбийкой Ибаргуэн поздравляли друг друга с медалями.

— У нас хорошие отношения. Я всех девчонок поблагодарила за соперничество и позвала пробежать компанией круг почета. Пообещала им снова выиграть, они шутя стали возражать – вместе посмеялись.

— Собираешься брать реванш на будущих турнирах?

— Нереализованные амбиции остаются, со спортом я завязывать не собираюсь. Сейчас надо переключиться, выдохнуть и работать дальше. Надо сделать шаг назад, чтобы потом сделать шаг вперед. В этом году еще три старта: в четверг уже прыгаю в Стокгольме, потом – Загреб и Брюссель. А в 2014-м постараюсь побороться за победу в «Бриллиантовой лиге». Может, выступлю на чемпионате мира под крышей – зимнего титула у меня еще нет. Буду коллекцию пополнять (смеется).

— Чем нынешний ЧМ отличался от предыдущих?

— Знаю, в Москве боялись, что будет мало зрителей, а на самом деле на трибуны приходили десятки тысяч. Моя сестра даже не могла купить билет в сектора, ближайшие к месту, где я прыгала. Люди болели, узнавали спортсменов на улицах. Ко мне тоже подходили. И, естественно, нас очень порадовали тысячи украинских болельщиков, которые нас здорово поддерживали на трибунах в синих и желтых футболках. Даже русские восхищались: «Ничего себе – Украина дает!»

— Вы практически одновременно выступали с нашим чемпионом мира в прыгжках в высоту Богданом Бондаренко. На дорожке стадиона не пересеклись?

— Увиделись уже на пресс-конференции, вместе сидели на допинг-контроле и потом поехали со стадиона. Спрашиваю его: «Что-то чувствуешь особенное?» А он: «Да нет, ничего не произошло». У спортсменов часто после побед бывает опустошение – видимо, у него тоже. Конечно, все ждали от него мирового рекорда, но... Думаю, он сможет его побить еще в этом году.

— А что нужно, чтобы обновить рекорд 18-летней давности Инессы Кравец в твоем виде (15,50 м)?

— Должно идеально совпасть несколько условий: форма атлета, погода, дорожка. В 2010-м Ольга Рыпакова из Казахстана прыгала 15,25 м, через год я – 15,06 м, правда, с превышением допустимого ветра. Наверное, просто нужно дозреть: быть бесстрашным, преодолеть психологический барьер – и тогда можно ждать далекого прыжка.

— Как встретили дома?

— Доця очень рада, ведь полтора месяца не видела маму. Перед отъездом Диана (4 года – Авт.) мне говорила, что я самая быстрая и чтобы обогнала всех (смеется). А после возвращения сказала: «Я за тебя болела. Почему ты мне мало рукой махала?» Сразу забрала у меня медаль – играется.

— Муж (велосипедист Денис Костюк. – Авт.), небось, тоже заскучал?

— Да уж. Сейчас у нас короткий период, когда собрались все вместе. Денис выиграл чемпионат Украины, в сентябре выступит на мировом форуме. И в октябре, надеюсь, наконец съездим на полноценный отдых.

— Что привозишь своим с соревнований?

— Дочке – обязательно игрушку, знакомым – брелки, магниты, тарелки. Из Москвы, конечно, матрешки. Талисманов-воробьев почему-то не продавали. Как, кстати, и у нас на юношеском ЧМ в Донецке, эмблему которого, кстати, нарисовали с меня. Потом было обидно, когда охранник не хотел пускать меня на стоянку машин. Зарубежом звезд знают в лицо, а у нас говорят: «Кто вы такая?»

— Несколько лет назад тебя признавали Мисс «легкая атлетика» Украины? На фотосессии в журналы часто приглашают?

— Бывает. Вот после Олимпиады-2012 собирали всех призеров. Недавно футболисты пригласили на презентацию новой формы «Шахтера». Тусуемся понемножку (смеется). А журналы это часто делают во время сезона и приходится отказывать.

— Сейчас в легкой атлетики платят неплохие призовые. На что тратишь?

— Я соревнуюсь не ради денег: хочется показать и красоту прыжка, и чего-то достичь. Хотя с отношением нашего государства к спортсменам это весомое пополнение. Я вот только недавно начала получать стипендию (около 7000 грн) за «золото» ЧМ-2011, а за чемпионаты Европы вообще ничего не платят. Как за 2000 грн зарплаты можно тренироваться и кормить семью? В России атлет моего уровня получает по 5-7 тыс. евро в месяц.

А вообще, конечно, хожу по магазинам за границей, особенно попадая на сумасшедшие скидки в Италии или Германии – и за косметикой с парфюмерией, и за одеждой, и подарками. Надо же себя радовать (смеется).