В Петербурге в воскресенье стартовала эстафета олимпийского огня. Факел снова потух, на этот раз в руках министра культуры Владимира Мединского.

Как сообщает РБК, это произошло, когда министр передавал "перо жар-птицы" олимпийской чемпионке Татьяне Казанкиной рядом со зданием Президентской библиотеки.

Мединский прокомментировал инцидент общими словами, вряд ли говоря отдельно об инциденте. "Вы знаете, такое нечасто происходит, боюсь, единственный раз в жизни", - цитирует его ИТАР-ТАСС.

На Английской набережной около 14:30 мск несколько ЛГБТ- активистов пытались провести акцию против гомофобии, развернув радужные флаги. Сообщается, что на акцию не обратили особого внимания ни зрители, ни участники эстафеты. Полиция никого не стала задерживать.

Примерно за час до подхода кортежа с олимпийским огнем горожане стали собираться у метро "Спортивная", где у стадиона "Петровский" последовательно менялись несколько знаменитых факелоносцев: фигурист Евгений Плющенко, телеведущая Тина Канделаки, футболист Александр Кержаков.

Появления Александра Кержакова, в сентябре ставшего лучшим бомбардиром в истории российского футбола, толпа приветствовала криками и речевками. "Я чувствую гордость не только за себя, но и за всю страну, за всех футболистов и людей, причастных футболу в Петербурге. Я счастлив, что именно мне довелось нести огонь, но я сегодня представлял весь петербургский футбол - и ветеранов, и молодых, и будущих футболистов", - сказал Кержаков.

Первый день петербургского этапа эстафеты олимпийского огня завершается на Дворцовой площади. Завтра огонь Олимпиады побывает в исторических пригородах Петербурга - Кронштадте, Ломоносове, Петергофе и Пушкине.

Первый раз олимпийский факел потух в Москве, в первый же день эстафеты, в руках у второго ее участника Шаварша Карапетяна. Ситуацию спас неизвестный сотрудник охраны Кремля, который поджог факел от зажигалки. После этого факел гас еще несколько раз, а однажды даже взорвался.

Видео В России в руках бегуна взорвался Олимпийский факел​

Глава оркомитета Сочи-2014 Дмитрий Чернышенко уверял, что он "будет гореть и в сильный мороз, и в ветреную погоду, и даже под водой".