Урожец Кременца, что на Тернопольщине, в свои 20 лет стал лидером отечественных двоеборцев и останавливаться на этом не собирается.

— Только что закончил тренировку, — бодро рапортует нам 20-летний Виктор Пасичник. — Недавно ездили на сбор в Румынию, а теперь тренируемся дома. Готовимся к этапам Кубка мира в финском Куусамо и норвежском Лиллехаммере, которые состоятся в конце ноября и начале декабря. В ближайшие дни поедем в Финляндию тренироваться на первом снегу. А после стартов в Скандинавии полетим на соревнования в Солт-Лэйк-Сити (США). Перед Олимпиадой дали финансы на достаточное количество турниров.

— Сезон прыжков уже открыли?

— Да, попрыгали в Румынии, потом заехали в Словению. Там специально для нас пошили комбинезоны. Теперь вот тренируемся дома.

— А почему комбезы шьете в Словении?

— Есть еще известная польская фирма, но в последнее время ее костюмы более двух стартов не выдерживают. А словенцы стараются лучше – их комбинезон можно и целый сезон носить, хотя он и дороже. Нам обычно дают их два на сезон, хотя зарубежные спортсмены используют по 10-20.

— В Украине негде тренироваться?

— В Кременце «мощность» трамплина – не та (до 40) – на таких в мире уже не прыгают. Даже на К-70 мы делаем всего 30 прыжков за сезон, а на К-90 и К-120, на которых проводят серьезные старты, – более 200. Есть трамплин К-90 в Ворохте, но он трясется, когда по нему едешь. Его давно не реконструировали и почти не используют: даже во время зимнего чемпионата Украины там нет лыжни, а приземляемся – вообще в сугробы. Нет техники, чтобы создать нормальные условия.

— Сложно пробиваться в Сочи?

— Есть два варианта. Нужно попадать в тридцатку лучших на Кубке мира, где прыгает элитная группа А, – и тогда олимпийская путевка в кармане. Но сделать это очень сложно. Или пробиваться через турниры рангом ниже – из группы Б. В минувшем сезоне я набрал в ней 104 очка и, возможно, даже их хватит, чтобы пробиться на Игры. Сейчас среди спортсменов группы Б, которые борются за лицензии, я лидирую. Но окончательно все прояснится в конце года, когда прибавят очки нового сезона. Если, конечно, не придумают вдруг какое-то новое правило отбора.

— А как ты вообще попал в такой нетипичный для Украины вид спорта?

— Тренер приходил в школу, завлекал, рассказывая о прыжках и двоеборье. Сначала я ходил на трамплин лишь время от времени. Пробовал также ездить на санной трассе – есть у нас в Кременце и такая. Но поскольку мне еще нравилось и бегать (даже больше, чем прыгать), то остановился на двоеборье.

— Страх во время прыжков не берет?

— Та нет, некогда (смеется). Хотя скорость и переваливает за 90 км/ч. Я концентрируюсь на том, как лучше прыгнуть, так что думать и рассматривать окрестности некогда. Когда получается далекий прыжок, то и настроение клевое. Очень интересно, скажу я вам (смеется).

— Сколько у нас в стране двоеборцев?

— В штате сборной с зарплатой (2500-3000 грн) – всего четверо, из них трое – из Кременца. А так занимаются еще около 30.