Накануне ЧЕ во Франции в свете терактов в Европе как никогда актуален вопрос безопасности. О том, как будут оберегать нашу сборную и болельщиков, «Вести» расспросили шефа охраны украинцев на Евро Александра Загороднего.

— Сейчас решается вопрос, чтобы каждая страна была представлена своей полицией, которая имела бы доступ на трибуны, — говорит Загородний. — Так как они лучше знают своих болельщиков.

— Разгуляться фанам не дадут?

— Мы договорились с УЕФА о том, чтобы наши болельщики перед каждым матчем сборной Украины шли маршем через город к стадиону. Для этого нам выделят отдельные зоны. Вообще вопрос обеспечения безопасности болельщиков будет решаться с момента их прибытия в аэропорты Франции, там даже будут выделены специальные турникеты, чтобы ускорить процесс. Мы готовим для болельщиков брошюры с информацией о прохождении на территорию страны, правила нахождения во Франции, законы страны, путеводители как добираться из аэропортов до стадионов, до центра, до фан-зон, где находятся аптеки, полиция. Там будет указано, как добраться и до наших фан-посольств, их контактные телефоны. Кстати, кроме стационарных фан-посольств, будет еще два передвижных. Что касается украинского консульства во Франции, то там выделят человека для работы с болельщиками.

— А как будут охранять сборную?

— Уже на выходе из аэропорта сборную встретят французские полицейские, которых закрепят за Украиной. Автобус постоянно будут сопровождать как минимум две машины. Кроме этого принимающая сторона нам выделила двух человек, отвечающих за безопасность, они всегда будут находиться с командой, в том числе и в автобусе. Один — для взаимодействия с УЕФА и второй — сотрудник жандармерии. При этом будут и украинские сотрудники охраны.

— С оружием?

— Нет, для этого нужно специальное разрешение. Фактически мы там для организации взаимодействия. Тем более, что Франция берет на себя всю охрану.

— Если, к примеру, ворвутся в отель агрессивные фаны…

— Мы будем становиться цепью и не пускать их, пока не подоспеет полиция. Но, думаю, до этого не дойдет. Ведь по периметру, на виду, будет стоять охрана. Так что даже перебросить что-то через забор во внутренний двор никто не сможет. На каждый объект отрабатывается своя схема охраны: где и сколько должно стоять людей, с собаками или без, сколько нужно задействовать полицейских машин. Вообще мы стараемся просчитывать все риски. В частности, чтобы не пересекались наши болельщики с российскими (11 июня Россия играет с Англией в Марселе, рядом с базой сборной Украины. — Авт.).

— Какой матч нашей сборной потенциально самый неспокойный?

— Мы все прекрасно знаем польских болельщиков. Вспомнить хотя бы недавний приезд в Киев «Легии», организацию «махачей»… Играть предстоит в Марселе, неподалеку от места расположения сборной Украины. И мы не исключаем, что, например, к отелю с нашими футболистами вполне могут приехать фаны польской команды с целью какой-то провокации.

— Специально выбирался отель сборной вблизи к полицейскому участку?

— Нет, просто так совпало. Но это плюс, не каждый захочет прорываться в отель.

— Будут ли проверяться те, кто захочет поселиться в отеле сборной?

— В полиции пообещали, что проследят за тем, кто захочет проживать в гостинице. И администрация будет стараться не селить жильцов из стран, с которыми сборная Украины сыграет в турнире – немцев, поляков или североирландцев. Это касается оперативных вопросов, которые на себя берет принимающая сторона.

— Какие-то пожелания Михаил Фоменко высказывал?

— Только одно: чтобы медиацентр находился в другом отеле и футболистов меньше отвлекали.

— Насколько серьезной может быть угроза теракта во время Евро-2016?

— Меня насторожило заявление вице-президента УЕФА о том, что некоторые матчи могут проходить без зрителей. Хотя, как нас заверили в МВД Франции, у них нет информации о террористической угрозе во время турнира. Возможно, так французы перестраховываются. Когда у нас проходило Евро-2012, также были беспрецедентные меры безопасности.

— Вы готовите свой список советов для футболистов?

— У нас запланированы несколько бесед. Сейчас в Украине такая ситуация, когда мы живем постоянно в повышенной готовности. К этому привыкаешь, какие-то грани стираются. Риски есть всегда, но мы знаем, как действовать в случае чего, и если говорить о каких-то внештатных ситуациях, то мы к этому готовы больше, чем та же Франция или Бельгия.