Май начнется для «Динамо» с особой даты. Второго числа исполнится ровно 30 лет, с тех пор как киевляне выиграли свой второй Кубок кубков. «Вести» пообщались с Василием Рацем, одним из героев того финала. Впрочем, как оказалось, для него годовщина той победы будет довольно будничной.

— Такие события я сам не отмечаю. Те, кто выиграл тогда трофей, не придают этому такого уж большого значения. Все же это больше праздник для болельщиков, да и журналисты не дают забыть (улыбается).

— С кем чаще всего общаетесь из той команды?

— С Игорем Белановым, мы и жили с ним часто в одном номере. Сейчас часто вижу Вадима Евтушенко, хожу на матчи «Динамо-2», которое он тренирует. Встречаюсь и созваниваюсь с Александром Заваровым, Павлом Яковенко… Вообще команда была очень сплоченной. Ведь не было иностранцев, которые часто кучкуются между собой. Во многом благодаря такому коллективу и тренеру мы и добивались результата. Та команда создавалась два года и в 1986-м вышла на свой пик. Все хотели чего-то добиться, были голодные на успех.

— Тогда вы удивили Европу...

— Да уж, игроки «Атлетико» точно были в шоке. Причем в течение всего матча. Не думаю, что они ждали, что практически ничего не смогут сделать. Тогда, как и сейчас, при Симеоне, «Атлетико» входил в тройку лучших команд Испании. Когда мы за час до матча вышли проверить поле, там уже был полный стадион. Наверное, 95% болельщиков были испанскими, 4% — французскими и только 1% — наши, например, работники посольства. Как будто играли не в Лионе, а в Мадриде. Но лично меня это только вдохновляло. В итоге в конце матча испанские болельщики уже нам апплодировали.

— Как команда узнала об аварии на ЧАЭС?

— Когда уже прилетели на финал Кубка кубков. Кажется, сказал кто-то из руководства клуба. Мы, как и другие люди в стране, ничего не знали. Прилетаем в Лион, а нам говорят: сейчас журналисты будут спрашивать о Чернобыле, но чтобы мы не давали комментарии об этом. Так и вышло, нам задавали вопросы не об игре, а об аварии... А потом в номере с Сергеем Балтачой стали смотреть телевизор. О Чернобыле говорили по всем каналам. Передачи были на французском и английском, мы мало что понимали, но осознавали: проблема очень большая. Те, у кого были семьи в Киеве, старались их куда-то вывезти. В ту же Грузию — помогали ребята из «Динамо» Тбилиси, которые играли в сборной. Мне было проще —родители жили в Закарпатье... Валерий Лобановский говорил нам, что мы ничего не можем сделать и в такой ситуации нужно готовиться к игре, чтобы достойно выступить, выиграть Кубок кубков и принести радость людям, которые переживают трагедию. В том числе и поэтому недавно команда ветеранов ездила играть в Славутич.

— В сборной СССР тогда было много динамовцев. Почему не удалось пройти дальше 1/8 ЧМ в Мексике?

— Да, нас было 12 человек. И выиграв Кубок кубков, мы продолжали идти дальше единой командой, будто просто футболки поменяли. После 6:0 с Венгрией и 1:1 с Францией прошла небольшая ротация, чтобы дать футболистам отдохнуть в матче с Канадой (2:0). Что касается матча с Бельгией, все специалисты признали: мы были сильнее. Но судьи сделали свое дело. Швед Эрик Фредрикссон не засчитал два гола якобы из-за офсайда. Через четыре года, несмотря на наши протесты, на ЧМ-1990 его назначили на матч СССР — Аргентина (0:2) и он не дал пенальти за игру рукой Марадоны... А тогда с бельгийцами мы были уверены, что как минимум забьем на один мяч больше. Хотели показать не просто результативную, а и зрелищную игру. Но это была ошибка. Ведя в счете, нужно было поменять тактику, придержать мяч...

— Чего ждете от нашей команды на Евро-2016?

— Сейчас у нас самый оптимальный возраст игроков сборной, набираем форму, есть футболисты, которые являются лицом команды и могут повести за собой. Нам попалась непростая группа. Плохо, что начинаем с немцами, они часто в первых матчах ЧМ и Евро забивают три или больше мячей. Поэтому если даже счет будет крупным в пользу Германии, важно быстро перестроиться. В наши времена было легче сказать, кто кого может обыграть и как далеко пройти. Сегодня все более непредсказуемо и это может сыграть нам на руку. Мне очень хочется, чтобы наша команда вышла из группы, а дальше посмотрим... У нас есть перспективные футболисты в команде, и это в любом случае будет для них ценный опыт. Об этом тоже забывать нельзя.

— Как думаете, по силам «Шахтеру» в этом сезоне повторить ваш успех 30-летней давности?

— После того как ушел Тейшейра, говорили, что шансов у команды в ЛЕ практически нет. Но оказалось, что команда может бороться в плей-офф. Начали раскрываться молодые Коваленко и Малышев, они очень быстро адаптировались, команда набирает ход. Но впереди «Шахтер» ждет «Севилья», которая неслучайно постоянно пробивается в финал и выигрывает. Но, считаю, сейчас шансы равные. Все зависит от первого матча, от его результата. Конечно, хочется, чтобы «Шахтер» прошел дальше, потому что для Украины, для людей, учитывая тяжелую ситуацию в стране, это будет праздник. Нужно, чтобы у людей был повод порадоваться.