Повезло мне или нет – судить вам. Но почти половину вчерашнего дня мне пришлось провести в незапланированном окружении полиции. Правда, в добровольном порядке. Без принуждения. А еще – нюхнуть слезоточивого газу. Немножко. Для общего представления. Но обо всем по порядку.

Рядом с парижской фанзоной находится знаменитый Дом инвалидов – место, которое для ветеранов различных боевых сражений в Париже начали строить еще в конце 17-го века.

Но выдающийся комплекс, который теперь является одним из символов столицы Франции, рассмотреть как следует не удалось. Возле Инвалидов (так по-простому называют это место парижане – даже станция метро так называется – Invalides) раздавались какие-то подозрительные шумы. А потом появилась большая группа людей с разными флагами, которая мигрировала как раз от источника шумов.

И тут паззлы начали складываться. Усиленные кордоны полиции на подходах к главной фанзоне Франции, вертолет в воздухе, нарезавший круги, забастовки и выступления профсоюзов, подстроенные как раз под Евро-2016 для максимального резонанса.

На меня плыла река участников какой-то демонстрации, которая явно пыталась воспользоваться чемпионатом Европы в свою пользу. Лица людей, география их представительства вызывали сочувствие и даже определенную поддержку. Они защищали свои права.

Но хлопки петард (или что они там вдали взрывали) заставляли понервничать. А еще какая-то пожилая женщина из числа протестующих, увидев, что я практически в упор снимаю полицейских на планшет, начала меня увещевать, что они могут неоднозначно отреагировать.

Короче говоря, на общем тревожном фоне захотелось ретироваться и не портить себе командировку. Из заднего кармана была извлечена карта, на ней указаны все станции метро, в загашнике лежал проездной на весь день, и я был готов провалиться под землю в прямом смысле этого слова. Протестующие еще и одеты были в красную одежду – как и моя ветровка. Начнись какая-то заварушка – пойди докажи полиции, что я журналист, турист, не член профсоюза и вообще не гражданин Франции. Спуск в андеграунд был рядышком – думалось, уфф, обошлось.

Но веселуха только начиналась. Митингующие, многие из которых приехали из других регионов Франции, тоже оказались в метро. А поезда, шедшие в направлении центра, и без того были забиты. Хотя если судить по киевским меркам, то площадь в вагоне была использована совершенно нерационально, и каждый вагон мог еще дополнительно вместить еще человек по 50.

Но здесь толкаться, видимо, не очень принято, поэтому мною было принято решение проехать всего одну станцию, а там пересесть на другую линию. Благо, в Париже их – сразу 14.

Вышел и тут же пожалел. Кто-то на перроне крикнул про теракт, а при подъеме к месту перехода на другую линию нос начало першить, глаза стали слезиться, а встречные пассажиры бежали, закрывая чем придется лицо.

Знакомство со слезоточивым газом оказалось спонтанным и не самым приятным, хотя к нам донеслись лишь какие-то вторичные или даже десятичные потоки. Хуже было со зрением – перед моим лицом в вестибюле метро стояли упакованные, как положено по всем канонам, полицейские, которые никого не пропускали внутрь. Как-то не вдохновляло. Мы за их спинами пройти могли, а вот сверху спуск был перекрыт. Кто и зачем оттуда рвался, для кого пускали газ – загадка.

Уже потом выяснилось, что на улицах Парижа начались манифестации против трудовой реформы. От площади Италии протестующие двигались в сторону Дома инвалидов (там я их и встретил), постепенно стычки с полицией переходили в агрессивную форму, в итоге в отдельных случаях действительно пришлось применять слезоточивый газ.

От Инвалидов я решил убраться подальше. И хотя по прямой мне нужно было перебраться относительно недалеко – к Пантеону, более практичным показался вариант с объездом на метро по кругу. Через Оперу, Лувр и совсем по противоположной стороне.

Но стоило отойти от Пантеона к Люксембургскому саду – и тут нарисовалась толпа манифестантов. Второй раз застать врасплох меня не удалось, рывок скорым шагом в сторону получился на зависть олимпийским призерам. Причем на бег не переходил, правила не нарушал, обе ноги от асфальта одновременно не отрывал.

А серьезность ситуации начала усугубляться, когда командир подразделения полиции, находившейся рядом, резко приказал менять пилотки на каски.

А еще - брать щиты и выстраиваться в шеренги. Опять стало не до шуток.

Какой-то невероятный день вчера был в Париже.

Даже уже когда удалось максимально быстро убраться от Люксембургского сада (с заходом к Сорбонне – это ведь святое) на противоположный берег Сены транзитом через остров Сите, то и там по какому-то неотложному вызову мчались колонны полицейских автомобилей.

А возле Нотр-дам де Пари вообще ходили солдаты с автоматами наизготовку.

В Париже вчера было не скучно и без футбола...