На матчи в северный Лилль и менее удаленный Лион сборной Украины пришлось летать из своего лагеря в Экс-ан-Провансе, расположенном практически у Средиземного моря. Игра третьего тура, как предполагалось, – решающая в вопросе выхода в плей-офф, должна была состояться по соседству – в Марселе, до которого на автобусе всего-то полчаса езды. Но вместо двух вояжей в южную столицу Франции команде Михаила Фоменко повезло ограничиться одним – на стадионе «Велодром» возникли сложности с газоном.

По этой причине предматчевую тренировку не здесь проводили команды Венгрии и Исландии, игравшие в Марселе несколькими днями ранее. Туда же, на базу марсельского «Олимпика» для подготовки отправили и сборную Польши. Сборная Украины избежала этой участи – ей позволили позаниматься в Экс-ан-Провансе, на хорошо уже изученном «Жорже Каркассоне».

Хотя правила есть правила – предматчевую пресс-конференцию Михаила Фоменко и не побоявшегося выступить перед журналистами Тараса Степаненко (за что ему плюс в карму) пришлось провести именно на «Велодроме». Получилась путаница с географией приличная, хотя, конечно, для польских, французских и немецких журналистов удобнее было послушать украинцев в Марселе.

А на тренировку самого раннего неудачника Евро-2016 поехали смотреть практически одни украинцы. УЕФА организовал трансфер от «Велодрома». Хотя чуть раньше появилась информация, что и Украина будет заниматься на базе «Олимпика» и началась элементарная паника – кому верить, все постепенно успокоилось. Автобус нас отвез в Экс-ан-Прованс. Сборная Украины уже проводила разминку.

Ничего выдающегося за 15 минут, открытых для прессы, мы не увидели.

Вратари с Юрием Сивухой занимались отдельно.

Полевые игроки, размявшись, разбились на три семерки и играли в квадраты.

В первой – Ротань, Коноплянка, Селезнев, Коваленко, Тимощук, Зозуля и Ракицкий.

В другой – Кучер, Степаненко, Федецкий, Шевчук, Зинченко, Будковский и Караваев.

В третьей – Ярмоленко, Гармаш, Хачериди, Рыбалка, Сидорчук, Бутко и дополнивший их Андрей Шевченко.

Михаил Фоменко за всем этим наблюдал с тренерской скамьи, хотя квадраты игрались на противоположном краю поля.

А когда сборная разбилась на две группы, журналистов попросили с поля. Возможно, начались секретные разработки. Было бы неплохо. Иначе зачем?