Не разбирается сопровождавший нас от аэропорта Дюссельдорфа до отеля в Гельзенкирхене гид Иван в депрессивных городах. Конечно, это не Амстердам, не Венеция, не Париж и не Мадрид (интересно, чем здесь занимался Рауль?), но если бы в Украине все провинциальные города были такие же депрессивные, как Гельзенкирхен, в Европу можно было бы и не рваться – она была у нас у самих под носом.

Хотя Гельзенкирхен – один из оплотов промышленного Рура, в каком-то смысле это аналог нашего Донецка, где на определенном этапе исторического развития акцент был сделан на добыче каменного угля. У входа в отель, где расположилась делегация украинских журналистов, даже стоит напоминание о прошлом – вагонетка, в которой перевозили уголь.

Да и одна из главных достопримечательностей Гельзенкирхена – бывшая шахта Северная Звезда, которую превратили в музей и окружили ее одноименным парком. От примитивной добычи полезных ископаемых город перешел к перерабатывающей промышленности.

Обилием памятников архитектуры и истории Гельзенкирхен, конечно, похвастать не может. Но для промышленного городка он выглядит очень опрятно. Впрочем, в Германии иначе не бывает. Такой уж тут порядок.

Скажем, чтобы найти какое-то фанатское упоминание о том, что в городе есть клуб «Шальке», пришлось отправиться в одноименный район.

Там и подвернулась вот такая картинка.

В центре, правда, попалось вот такое сердечко на одном из балконов.

Плюс клубный магазин в одной из торговых галерей.

В остальном пока – тишь да гладь. О футболе ни слова, ни полслова. Гельзенкирхен живет своей спокойной жизнью. И только газеты вовсю обсуждали переход менеджера Кристиана Гейделя, который отдал 24 года жизни «Майнцу», в «Шальке». Он, переход, состоится летом, но известно о нем стало сейчас.