Поговаривают, что главный тренер сборной Украины по футболу Михаил Фоменко долго раздумывал, следует ли принимать национальную команду, которая после ухода Олега Блохина сумела набрать в отборочном турнире ЧМ-2014 лишь одно очко в двух матчах. Перспектива действительно вырисовывалась не очень радужная, а после того как на переходном этапе при временной администрации в лице Андрея Баля сборная потеряла очки еще и с Молдовой, шансы на поездку в Бразилию упали к критическому минимуму. Тогда в прессе активно шла дискуссия о том, какой специалист, иностранный или отечественный, сможет вдохнуть в команду новую жизнь, хотя на тот момент, даже учитывая незавидное турнирное положение, Фоменко уже все для себя решил. За четыре дня. Только не говорил никому. И ждал еще три месяца, пока чиновники ФФУ сделают выбор между ним и шведом Эрикссоном.

Продолжение Отбор чемпионата мира. Все результаты

ЧЕТЫРЕ ДНЯ НА РАСКАЧКУ

Потом были рекордные 8 матчей без поражений, четыре победы в которых вернули сборную Украины в число претендентов на выход в финал Мундиаля. Все эти жизненные этапы Фоменко связаны одним числом — четыре. В цейнтноте он раздумывал над предложением возглавить сборную, такой промежуток времени ему отводится для подготовки команды к матчам, четверо суток отведено и на две последние игры в отборочной группе — с Польшей (11 октября) и Сан-Марино (15 октября), после которых главный тренер станет либо национальным героем, напрямую попав на ЧМ, либо пойдет искать счастье в играх плей-офф, откуда не выходил победителем еще ни один наставник украинской сборной. У Фоменко, впрочем, в успехе кампании нет ни тени сомнения. Выход в финал ЧМ — цель всей его жизни, и последний твердый шаг он намерен сделать легко.

— Долго решать, принимать сборную или нет, не было необходимости, — рассказал «Вестям» Михаил Фоменко. — Да и время поджимало. Работа не ждала. Проанализировал ситуацию, взвесил все «за». Но только для того, чтобы знать, с чего начинать работу и от чего отталкиваться. Ситуация была, по сути, патовая, и из нее нужно было выходить.

— Между предложением принять сборную и вашим назначением прошло более трех месяцев. За это время не усомнились в правильности сделанного выбора?

— Я работал, думал. Прежде всего — над тем, как исправить положение. Понимал, что иностранному специалисту ситуацию переломить будет гораздо сложнее — ему понадобится больше времени на ознакомление с делами, знакомство с подчиненными, изучение соперников и так далее.

— Как вернули футболистам веру в то, что не все потеряно в отборе?

— Постепенно. Проводили индивидуальные беседы с футболистами, общие собрания, теоретические занятия. Первым делом расставили все точки над «i». Каждый должен понимать: сборная — это особая команда, и здесь никто никому не делает одолжений. Не может быть такого: хочу — приезжаю, хочу — не еду. Это не касается конкретных людей, а условие игры в национальной команде.

— Неужели вы действительно верили, что сможете решить задачу выхода на чемпионат мира?

— К неудачам на старте привели различные причины. Проанализировали, донесли их футболистам. Думаю, ребята все правильно поняли. Результат вышел положительным.

— Как все просто...

— У нас ведь не базар, а команда единомышленников. Есть принципы построения игры, и все им должны подчиняться.

— Сколько времени уделяете каждому футболисту?

— На время в работе не смотрю. Сколько требует дело, столько каждому и выделяется.

МЫ НЕ ПРОСИМ

НАТУРАЛИЗИРОВАТЬ 20 ЧЕЛОВЕК

— При вас сборная заиграла значительно быстрее. На флангах появились более скоростные игроки, претерпела изменения центральная ось.

— Я так вижу и понимаю современный футбол. Мы пытаемся донести до игроков, зачем это нужно и почему именно такие требования должны дать результат. Не только на словах, а на конкретных примерах. Так играют ведущие клубы и сборные мира. Нам удалось объяснить ребятам, что это не тренеры заставляют их выполнять на поле те или иные задания. Это заставляет делать нынешний футбол. А я выступаю как посредник. Если футболист хочет не просто заниматься процессом, а достичь определенного уровня, то все должен делать на максимуме возможностей.

— Вам не хватает такого лидера, каким был Шевченко в команде?

— Не могу сказать, потому что с ним не работал. А то, что говорят... Надо самому прочувствовать. Объективно не могу оценить его присутствие или отсутствие.

— Вы удовлетворены подбором игроков в сборной?

— Резервы должны быть всегда. Если растет уровень чемпионата, то повышается и уровень отдельных футболистов. Все участвуют в этом процессе, а наша задача — наблюдать и делать выводы.

— Чемпионат уже пробороздили вдоль и поперек. Добавили, кого могли. Резервы — в натурализации?

— Поймите правильно: мы не собираемся и не будем натурализировать 20–30 игроков только ради того, чтобы они имели украинский паспорт. К клубам с этим не обращались. Смотрим на то, что есть в наличии. Процесс натурализации должен быть естественным.

— С таким составом можно ехать на чемпионат мира не просто участвовать, а решать конкретные задачи?

— Тренеры — это люди, которые постоянно не довольны, они всегда хотят большего. Никто не будет останавливаться на достигнутом. Многое зависит и от соперника.

— И от возможностей нашей команды...

— На данный момент — да. То, что имеем, диктует тактику. В зависимости от условий, какие выдвигает соперник.

«У МЕНЯ КАЖДЫЙ КОТ С ХАРАКТЕРОМ»

— Вы жесткий тренер, Михаил Иванович?

— Это с какой стороны посмотреть. Надо быть жестким — я таким буду. В определенных рамках, конечно. Если необходимо быть добрым (улыбается), то буду добрым. Все диктует процесс: каким ты должен быть в определенной ситуации по отношению к команде или кому-то лично.

— Ваша философия игры, как бы ее описали?

— Она проста. Любую игру надо выигрывать, в любой игре надо отдавать максимум и на любую игру надо выходить, как на последнюю.

— Футболисты это понимают?

— Наша задача — обеспечить информацией. А воспринимать или нет — это уже их дело. Коллективный вид спорта, повторюсь, подразумевает выполнение общей задачи. Не может кто-то один воспринимать требования по-своему. Смысл работы теряется.

— Где черпаете силы, ведь постоянно отдаете энергию?

— Дали Господь Бог, отец с матерью и то, что удается поддерживать самостоятельно. Раньше чаще бегал в футбол, сейчас — реже, раз в недельку. Веду здоровый образ жизни. Плюс окружающая среда, семья.

— Вы известный любитель погулять на природе. Часто бываете на родине — в Сумах?

— Как выходные — стараюсь выбраться. Надо восстанавливаться, как каждому человеку. Окунуться в семью. Это обычные вещи.

— Как снимаете стресс?

— Еду в Большую Рыбицу под Сумами. Там дом у меня — сам построил, природа: луга, река, леса, люди, домашние животные, рыбалка. Если удается, еще и с приятелями стараюсь встретиться. Ведь когда от чего-то получаешь удовольствие — быстро восстанавливаешь силы.

— Что за животные у вас?

— Собаки, коты. Их у меня 10, сейчас, может, уже 15. Каждый — со своим характером. Называем их в основном по внешним признакам. Приблудился — Приблуда, рыжий — Рыжик, яркий — Пестрый...

— Работать не мешают?

— У меня нет такого: сел за стол и работаешь. Бывает, и ночью что-то обдумывается, шлифуется.

— В Бразилию базу для сборной выбирать сами полетите?

— Давайте не будем об этом. Придет время, поговорим. Дай Бог, чтобы эта проблема была самой сложной.