Иногда его остроты удаются, оказываясь меткими, иногда – злобными и неуместными. Порой сказанное выдает в нем человека совершенно неглубокого и примитивного, но вот чего в его словах действительно нет – так это равнодушия и безразличия. Что, опять же, не свидетельствует о наличии экспертного мышления…

Впрочем, судите сами. «Футбольный клуб» составил неполное собрание сочинений Леона – лучшего футболиста Украины 1992, 1993, 1994 гг. и «правдоруба-киллера».

ИГРОКИ И ПАРТНЕРЫ

– Гламур не выношу. Люблю на бильярде играть с Ковтуном, бывшим нашим вратарем. Или с Яремчуком. Но против Вани неинтересно. Потому что «возит» меня, как собака шапку. Очень серьезно играет. Сейчас он от казино отошел, зато к покеру пристрастился.

– Шевченко научили играть в футбол в «Милане». Как и Каладзе. Здесь, в Киеве, были баловство и жадность. В то время Шева не умел расставаться с мячом. Спросите Реброва – вряд ли ему с Шевченко было приятно играть. Кому понравится, если ты открываешься, а мяч не получаешь?

– Однажды, за день до матча Лиги чемпионов тренеры обнаружили пьяного Скаченко. Прямо на лестнице на базе. У меня такое в голове не укладывалось. Но Скаченко уехал за границу, а я – нет. Не странно? Посредственному футболисту из Киева вырваться было проще.

– Хачериди – это вообще детский сад. Весь сезон чудит! Там не просто штрафы надо, а вывозить куда-то, оставлять муравьям, пусть они его съедают. Говорят, Шовковский очень серьезно поговорил с Хачериди в раздевалке. Я все знаю, просто не хочу об этом говорить. Хотя я думаю, если его даже лопатой бить, то синяков все равно не будет, потому что головы у человека нет.

– Алиев странный парень. Видно, что деньги затуманили ему мозги. Честно скажу: мы никогда не были с ним знакомы, но однажды он позвонил мне сам и спросил: «Витя, зачем ты меня травишь в Интернете?» Только вот Интернет я не читаю, а говорю всегда то, что считаю правильным – как бы жестко это ни звучало.

– Какой-то там футболист по фамилии Артемка сказал: «Кто такой Леоненко?» Этот баран сказал, что я никто?.. Посмотрим теперь, кто он. Если будет хорош, я это признаю. Если нет – пусть пеняет на себя. Буду гонять его постоянно, так и напишите – ему «жопа»! Даже я отгребал на поле, а если Милевский не будет, то тогда я уже не знаю. Я думаю, что ему нужно что-то типа наушников покупать, потому что если я разозлюсь, плохо будет.

– Кого можно удивить тем, что человек ездит на «Мазератти»? Это тупость. Реброву я могу прямо в лицо сказать, что только глупый человек может купить «Астон Мартин» в Киеве. В Монако – да, согласен. А здесь такая машина нахрен не нужна. Здесь нужен джип, причем серьезный. А для Милевского, если он будет все время фестивалить, надо брать микроавтобус. Затемнить, сделать тюнинг, бассейн, стол, поставить 27 холодильников, девчонки там, диваны, езди, не горюй, и даже в пробке стоишь и отдыхаешь!

– Пора снять фильм и назвать его «Синдром Ярмоленко». Я понимаю, пару раз человек с нескольких метров не попал в ворота, с каждым такое случается, но он мажет постоянно. Он хотя бы во вратаря или штангу попадал – так нет же, с двух метров бьет мимо рамки. Я этого не понимаю.

– У меня уже мешки заканчиваются, чтоб с моста игроков «Динамо» сбрасывать.

КАРЬЕРА И РАБОТА

– В Руйте меня как-то оштрафовали. Там автоматы с пивом стояли. Накопилось у меня банок двадцать. А Сабо это добро отыскал! Кто-то заложил. Банки были в тумбе для подушек. Там и нашли, гады. Я бы в окно их выкинул, если б не за границей. В Германии не очень-то побросаешь.

– Я в 97-м должен был оказаться в Донецке, меня «Шахтер» покупал. Я к Ахметову аж бегом бы побежал! Если «Динамо» не подхожу, почему за «Шахтер» не поиграть? И до сих пор бы там выступал, честно. Здоровья навалом было. Играл бы, пока ноги не стерлись.

– «Днепр» – это рай. Получаешь сумасшедшие деньги и при этом чувствуешь себя абсолютно спокойно. Украинские тренеры давали лучший результат и при этом не имели такой гарантии занятости. Когда в команде играли исключительно наши игроки, «Днепр» уверенно становился бронзовым призером и в еврокубках играл неплохо. А сейчас, что? Миллионеры могут и без четвертого места остаться.

– Я начал думать по-другому раньше, чем тренеры и игроки. Ладно бы, если б не делал то, что говорили, но делал же! Бубнил – да, тем более до сих пор не понимаю, как можно на два метра не дать точный пас. Ты меня хоть убей, но я не пойму. Я буду пьяным, без рук, без ног, но все равно на два метра пас отдам!

– У нас тренеры думают, что это они выигрывают. А выигрывают футболисты и тренеры. Они – одно целое. Никто не подскажет игроку на поле, что надо делать в штрафной. Кричат, конечно, со скамейки, но разве их услышишь? А и услышишь – надо еще суметь сыграть как надо.

ТРЕНЕРЫ И НАСТАВНИКИ

– Газзаев – прекрасный тренер, смело доверяет молодым. Это он открыл Акинфеева, Жиркова, Ярмоленко, да и Леоненко… А еще за границей он учил меня правильно закупаться. В те годы у ребят валюты было всего ничего, на базарах мели все подряд. Но не Газзаев. Подозвал меня: «Лучше купить дорогую вещь, чем гору дешевых».

– Помню, тренировал «Динамо» Михаил Фоменко. Проиграли мы матч, он нам говорит: «Вы вылетели из Кубка». Я, конечно, не промолчал: «А вы остались?»

– У Сабо были постоянные ко мне претензии, я уже об этом всем протрендел. Когда он пожаловался Лобановскому, что я никого не слушаю, типа – расхолаживаю коллектив, Валерий Васильевич сказал: «Мне второй тренер не нужен».

– Сабо в команде никто не уважал. И он, и Буряк – легендарные футболисты. Какие тренеры – всем известно. У Сабо ни тактики, ни схем, ничего. Я его два раза спасал, благодаря моим голам чемпионат выигрывали.

– Незадолго до матча Лиги чемпионов со «Спартаком» команда решила снять Сабо. Хотели, чтобы «Динамо» возглавил Демьяненко. Устроили забастовку. Суркис собрал игроков, всем напихал. Люди из кабинета выходили багровыми. Думал, и я сейчас отгребу. Но на меня голос не повышал. Спокойно спросил: «Что делать будем? Демьяненко не хочет быть тренером!»

– Лобановский меня единственного называл по имени-отчеству: Виктор Евгеньич. Может, шутил, а может, уважал. Номер у меня был номер «13» почему-то, а у Лобановского, даже если вся команда будет убита, игрок под таким номером все равно не выйдет на замену. Он был суеверный. Скорее всего, ему не нравилось, что я хочу уйти в другую команду и «Динамо» пользу уже не принесу.

– Лобановский порой говорил странные вещи. То заявил, что Ширер – не нападающий, то Рональдо у него играл бы в «Динамо-2». Тогда в Европе у бразильца никто мяч отобрать не мог. Как услыхал, что Рональдо в «Динамо» делать нечего – понял, и я здесь больше не жилец.

– Выходит на базе Лобановский из номера. И все, никого нет. Птицы замолчали, мыши попрятались. Один Малюта, врач, сидит весь бледный – потому что Лобановский мимоходом бросил: «Почему этот долго не выздоравливает?»

– В дубле впервые очутился при Сабо. Из-за длинного языка. Смотрели матч на видео. Сабо говорит: «Витя, посмотри, ты же стоишь на месте!» Я ухмыльнулся: «Чтоб побежал, надо на проигрывателе рlay нажать, Йожеф Йожефович».

– Сабо мне многое приписывает! И курить я Шевченко научил, и к бильярду пристрастил. Глупости. Мы с Шевой почти не пересекались, у нас были разные компании. Я общался с Лужным и Шматоваленко, он – с молодыми. Да и жил он на Оболони, а я – в центре города.

– Я считаю Газзаева великим тренером, потому что только такой может выиграть Кубок УЕФА, но у него в Киеве не получилось. И у Блохина не получается. Или его не понимают. Как сейчас модно говорить, его философию игры.

– Не думаю, что после матча в Донецке повторится прошлогодняя ситуация, когда «Динамо» придется менять тренера. «Шахтер» сейчас тоже лихорадит. В ночь на воскресенье я час говорил с Игорем Суркисом. Он мне высказал все, что накипело на душе. Могу сказать, что Олег Блохин имеет большой кредит доверия у президента клуба.

БЫЛОЕ И ДУМЫ

– Кому не подам руки – так это Матерацци. За Зидана, любимого моего футболиста после Марадоны и Бессонова. Бессонов вообще уникальный мужик. Давно хочу его матерщинную басню записать, про которую легенды в Киеве ходили. Не знаю, сам ли ее придумал, – но с таким выражением излагал! В динамовском автобусе особенно хорошо шла, – под аплодисменты! Большой мастер – и выпить, и рассказать, и в карты всех обыграть. Футболу тоже научит кого угодно.

– Специально езжу за пятьсот километров, в Запорожье, к прозорливому батюшке - чтоб не материться. И помогает. Мозги освобождаются от всякой дряни. Однажды вышел из церкви – и не мог вспомнить, как включаются щетки на машине.

– Все эти «Барселоны», «Спартаки» – уже прошлое. У меня ни грамот, ни медалей – ничего нет, все раздал коллекционерам. Для меня важно то, как команда играет сегодня. На стадион не хожу. Люблю сидеть дома, чтобы мне никто не мешал, не орал, не дудел, не учил, как играть в футбол. Естественно, переживаю, когда наши играют, пытаюсь болеть, если вижу, что они стараются, и думаю, как сыграл бы я в том или ином моменте.

– Я мало сделал для себя. Мог бы еще получать и получать! У меня была броня лучшего в составе и лучшего в Украине. Если бы еще поиграл, больше бы забил. Но, честно говоря, не переживаю из-за этого. Зато я запомнился как хороший футболист. Не зазвездился, хожу без короны: подумаешь, лучшим футболистом Украины был три года! Никто в меня не плюет, никто меня не ругает. Не за что! А это – самое главное.

– Копить не умею. Такой человек – могу спуститься за хлебом, по дороге завернуть в ювелирный и что-нибудь купить жене. Без повода.

– Я, кроме пива, ничего не пью. Только раз, когда собака умерла, бутылку джина засадил. У меня были две лайки, потрясающие собаки. Добрые, умные, красивые. Первую клещ укусил, вдобавок ветеринар намудрил с уколами. А вторая лайка лизнула крысиную отраву, которую бабки в подъезде рассыпали. Ни уколы не помогли, ни капельницы. Пес лежал под столом и медленно умирал, а я сидел рядом и плакал вместе с ним. После этого неделю не выходил из дома. Пил!

ФУТБОЛ И ТВ

– Я устаю от телевидения, камера все время на мне. Хожу три дня подряд, как будто меня били человек десять. Оно вроде сидишь на «2+2», там размышляешь, где-то смеешься, где-то шутишь, где-то серьезно говоришь. Выходишь из студии, и все! Камера, могу поспорить с любым, высасывает все внутренности.

– Сразу после эфира на «2+2» мне позвонил Игорь Суркис. Мы знакомы давно. Он чересчур импульсивный. Столько мата в свой адрес я еще не слышал. Я ему все говорил: «Не ругайся, не ругайся». Я знаю понятия, не люблю мат, поэтому сказанное президентом «Динамо» задело – было неприятно. Впрочем, я зла на него не держу. Я к нему как относился нормально, так и буду. И за «Динамо» болеть не перестану – это точно. Пускай только играть нормально начнут.

– В понедельник позвонил Ринат Ахметов. Мы очень тепло поговорили. Как говорится, расстались друзьями. Он меня поддержал, говорит: «В Донецке никто зла на тебя не держит. Ты всегда правду говоришь». Никаких непониманий между нами не осталось. Может, вообще пойду на его ТРК «Футбол» работать…

– Что касается канала «2+2». Вернусь ли, если позовут обратно? Не знаю. Повторяю: никаких обид у меня нет, но поступили они как-то странно. Некрасиво. У меня отличные отношения и со Степаном Щербачевым, и с Игорем Цыганыком. Так что, все в порядке. Запомните: у меня вообще нет врагов, кто бы там что ни наговаривал.