Один из лучших защитников в мире, звезда НХЛ рассказал "Вестям" о выступлении во Франции в 19-летнем возрасте.

— Это уже была сборная не СССР, а СНГ – выступали мы без своего флага и гимна. Форма, как и у советской команды, осталась красной, но уже без символики. В команде были россияне, украинцы, латыши, литовец. Но задача оставалась неизменной – только победа. Многие пришли из молодежной сборной, выигравшей незадолго до того чемпионат мира.

— Развал Союза повлиял на подготовку?

— Политика – это политика, а спорт – это спорт. Сборная готовилась традиционно в подмосковном Новогорске, отношения между ребятами не изменились. Никаких казусов на национальной почве не случалось – мы были одной командой с общей целью. Тем более, когда тренировали легендарные Виктор Тихонов и Владимир Юрзинов.

— На церемонии открытия и закрытия ходили?

— Нет, стадион находился довольно далеко от хоккейного дворца. Финал традиционно играли в последний день Олимпиады и на закрытие мы просто физически не успевали.

— А сам Альбервиль чем запомнился?

— Хоккеисты жили не в самом городе, а на горнолыжном курорте. Ходить там особо некуда было. На матчи нас возили на автобусе. Городишко – маленький, это не Ванкувер, не Сочи: Олимпиада там не ощущалась. Да и рассматривать его времени не хватало: за две недели мы сыграли восемь матчей. Нужно было восстанавливаться, тем более там высокогорье, и готовиться к матчам. Честно говоря, развлекаться желания не было.

— Как сложился хоккейный турнир?

— В то время не было такой острой конкуренции и больших сюрпризов, как сейчас, когда Швейцария или Франция, как на ЧМ-2013, могут обыграть лидеров мирового хоккея. Кроме нас, на «золото» претендовали Канада, Чехословакия, Швеция и Финляндия. В финале мы сошлись с канадцами во главе с будущей звездой Эриком Линдросом. Игра была напряженной, два периода закончились со счетом 0:0. Лишь в третьем мы сумели сломить соперника – 3:1.

— Какие эмоции вызывала у 19-летнего парня участие в Олимпиаде?

— Ты просто играешь, а понимание происходившего в подобных случаях приходит позже. Тем более тогда у нас была молодежная пятерка: в защите в паре со мной играл Дмитрий Юшкевич, в нападении динамовцы – Алексей Жамнов, Сергей Петренко и Алексей Ковалев.

— С земляком Петренко из Харькова общались больше, чем с остальными?

— Нет, он уже давненько был в Москве, а я только первый год, как приехал из «Сокола» в ЦСКА – проходить службу в армии.

— Чем вас отблагодарили за тот успех?

— Олимпийское «золото» – самая большая награда. Мы не играли за какие-то финансовые бонусы. Тогда, конечно, никто не думал, что России за 20 лет ни разу не удастся выиграть Олимпиаду.

— Как сложилась карьера после той Олимпиады?

— Тогда чуть ли не вся сборная уехала в НХЛ. В частности я – в Лос-Анджелес, потом долго играл в Баффало. Сборная Украины тогда была далеко от элиты мирового хоккея, играла в марте-апреле, когда у меня еще сезон был в разгаре. Позже я согласился сыграть за Россию на трех чемпионатах мира и на Олимпиаде-1998 в Нагано, где дебютировали профессионалы. Хотя на матч звезд НХЛ выходил под украинским флагом. В прошлом году сделал 25 передач о звездах хоккея для нашего ТВ. Сейчас я – на пенсии (смеется). Вот еду к детям в США.

— Тренировать не собираетесь?

— Будут предложения – посмотрим. Пока что ситуация с хоккеем в Украине не такая, как хотелось бы. Кажется, только в Донецке он и развивается.