Жизнерадостный и одновременно серьезный борец греко-римского стиля (весовая категория до 85 кг), спортсмен 2015 года в Украине поделился с «Вестями» своими последними новостями.

— Жан, недавний подарок в виде однокомнатной квартиры – здорово поднял тебе настроение?

— Конечно, я доволен. Чувствовал, что мэр не сможет не сдержать свое обещание,  хотя на самом деле проблемой занимались чуть ли не полгорода (Жан живет в коммуналке с матерью. – Авт.).

— Подобные подарки у нас обычно делают после успехов на Олимпийских играх, а тут такой сюприз. Ожидал?

— Считаю, что я заслужил иметь свое жилье. Все-таки за последние два года я побеждал на чемпионате мира, дважды на чемпионате Европы, брал «серебро» Европейских игр, «бронзу» на мировом форуме.

— Тебе пока дали только сертификат или уже и квартиру предоставили?

— Показали конкретную квартиру на Позняках – однокомнатная на 23-м этаже. Правда, дом еще не совсем готов – обещают сдать в третьем квартале этого года.

— Мебель уже подбираешь?

— Займусь этим после Олимпиады. Кошку запускать не планирую – не сторонник такой традиции. Просто подкову над дверями повешу (смеется).

— Вы уже давненько встречаетесь со шпажисткой Леной Кривицкой, вместе были на недавней церемонии «Герои спортивного года». Не планируете какого-то торжества?

— На вопросы о личной жизни я предпочитаю не отвечать.

— Тогда вернемся на спортивную стезю. Как идет подготовка к Рио-2016?

— Занимаюсь по тренерскому плану, сейчас по разу в день. В последнее время увлекся кроссфитом – новое веяние в спорте (разносторонняя функциональная подготовка). В феврале выиграл турнир в Киеве, в марте – «Европу» в Риге. В мае планирую выступить еще в Италии, чтобы получить соревновательную практику. А затем уже целенаправленно сосредоточимся на схватках на Олимпиаде.

— Задачу на главный старт себе уже придумал?

— Я стараюсь не ставить глобальную цель, а настраиваться на каждую схватку отдельно и надеяться, что все будет классно.

— Есть какие-то особенные чувства перед первой в жизни Олимпиадой?

— Я уже бывал на комплексных соревнованиях – Универсиаде, Играх военнослужащих, но понимаю, что в Рио масштаб будет покрупнее. Но для меня главное – результат. Не знаю, смогу ли я насладиться всей атмосферой праздника. Да и пребывание на открытии – неблагодарная штука, не хочется часами мариноваться на стадионе. Хотя если мы и пойдем туда, то успеем отдохнуть – до старта у нас будет 10 дней.

— За основными соперниками следишь?

— Не за их личной жизнью, конечно (улыбается). А так постоянно смотрю, как они борются на соревнованиях, какие приемы проводят, чтобы примерно знать, чего от них ожидать.

— Откуда главные конкуренты в борьбе за медали?

— В моем весе – в основном из Европы: Франции, Польши, Венгрии, России, Беларуси, Финляндии. Есть еще приличные борцы из Ирана и Казахстана, Южной Америки. На самом деле, взрослые спортсмены редко меняют манеру борьбы, разве что добавят прием-два. А вот молодые малоизвестные «бриллианты», о которых никто не слышал, могут удивить победой над серьезным соперником, но им не хватает стабильности. Так что нужно серьезно относиться к любому борцу, а то выйдет какой-то непонятный чудак и обыграет тебя.

— Тебя наверное тоже хорошо изучили?

— Слава Богу, у меня достаточно большой арсенал приемов, правда, не всегда я их все показываю. Но практически на каждых соревнованиях делаю что-то новое и у меня получается. Наша школа борьбы – очень «приемистая». В отличие от многих европейцев, которые владеют всего парой приемов и делают ставку на физическую форму и выносливость, мы не боимся открытой борьбы. Даже порой, когда даешь соперникам провести захват, они теряются и не знают, что делать дальше. Цель у них – показать активность в глазах судей, чтобы те поставили оппонента в партер, тогда они попробуют провести свою «коронку».

— Ты можешь себе позволить расслабиться?

— Если кого-то недооценить, то запросто можно проиграть. Нужно знать слабые и сильные стороны каждого. А вообще я не понимаю, как это я могу у всех выигрывать? Порой мне кажется, что я самый слабый из всех (смеется). Как посмотрю на соперников – они все такие огромные! Но получается выходить против них и выигрывать.

— Чем увлекаешься вне спорта?

— Всем понемногу. В детстве ходил на танцы и рисование, а сейчас люблю с собакой гулять – у меня китайская хохлатая. Назвали Каспером, как привидение, – он вначале белым был, а сейчас потемнел. В последнее время друзья вытаскивали меня и в филармонию, и в театр, и на балет – я с удовольствием хожу, было бы время.

— Как у тебя проходит общение со спортсменами из других стран?

— Довольно плотно, борцы – дружный народ. И по-английски могу говорить, особенно когда выступаю в Германии за клуб, хотя языковой барьер порой возникает.

— Удивляются, что за Украину выступает темнокожий парень?

— Только те, кто имеет представление об Украине (улыбается). Потому что многие, в тех же Штатах, к примеру, не в курсе, что это за страна. В последнее время, правда, стали больше интересоваться из-за политики.

— О ситуации в Украине спрашивают?

— Не особо. Разве что россияне интересуются, поскольку их это тоже касается. Я им говорю, что у нас все нормально, не верьте пропаганде, причем с обеих сторон. Я же просто стараюсь своими успехами сделать что-то хорошее для украинского спорта.