Упрекнуть в чем-либо нашего чемпиона мира по греко-римской борьбе Жана Беленюка, принесшего команде четвертое «серебро», язык не повернется. Бороться темнокожему украинцу пришлось не только с россиянином Давитом Чакветадзе родом из Кутаиси, но и с... грузинским судьей, живущим в Твери. Такое назначение можно объяснить только российским лобби, о котором Беленюк с тренером Артуром Дзигасовым вскользь говорили после финала.

Тот факт, что Международную федерации борьбы возглавляет серб Ненад Лалович, поклонник «русского мира», носящий георгиевские ленточки, о многом говорит. При всем этом Жан признавал, что после выигранного 2:0 первого периода во втором допускал ошибки, но соглашался лишь со счетом 2:4, а не 2:7, который загорелся на табло. И отрицал свою пассивность, за что судья несколько раз ставил украинца в партер, и в то время, что Беленюку осталось нормально бороться, россиянин отстоял преимущество.

«Впечатления от борьбы Беленюка – отличные, он подтвердил свой высокий уровень и добыл первую за восемь лет олимпийскую медаль в греко-римской борьбе, – поделился с нами впечатлениями гостренер по греко-римской борьбе Виталий Волошин. – В финальную же схватку вмешался субъективный судейский фактор, Жан оказался не готов к такому жесткому прессингу. Все вокруг ему как бы говорило: что бы ты ни делал, мы не дадим тебе выиграть. Это все равно, что сказать: «Держись за поручень, а если отпустишь, то накажем», – и пустить по нему ток. Россиянину добавляли очки, когда Беленюк вроде бы держал его за ногу, а когда тот мешал украинцу провести прием, не замечали».

Никто из украинских чиновников официально протесты не высказывал ни до схватки, ни во время, ни после. Лишь «спортивный» министр Игорь Жданов из Бразилии написал в соцсетях гневное сообщение о том, что у Жана украли заслуженное золото.

А вчера днем едва не разразился скандал вокруг возможной смены Беленюком гражданства. «Все говорят о патриотизме. Это наш президент и премьер-министр должны его показывать, а я свободный человек и волен распоряжаться своей судьбой по своему усмотрению. Я буду отталкиваться от того, как мне будет лучше», – эти слова борца вместе с фразой «поживем-увидим» на ответ о будущем вызвали шквал эмоций. Спортсмену пришлось высказывать сожалению, что пообщался с жаждущими сенсаций на ровном месте журналистами, а в соцсетях оперативно реагировать: «Я никому не говорил, что меняю гражданство!»