На стартующем в понедельник третьем турнире серии «Большого шлема» – Уимблдоне – сумма призовых для выбывших уже в первом раунде теннисистов увеличена в 2,5 раза. Отныне игроки получат по 23 500 фунтов против 9000, которые полагались в прошлом году.

Подобное стало возможным благодаря нашему Сергею Стаховскому, который, как пишет британская «Дейли Мейл», несмотря на 117-й номер в мировой классификации является одним из самых влиятельных людей в теннисе. Украинец вместе с Роджером Федерером и другими мастерами ракетки входит в Совет игроков. Голос главного лоббиста - Сергея, ратовавшего за увеличение призовых на первой стадии, был услышан, и отныне для теннисистов, не входящих в топ-10, участие в Уимблдоне станет не только почетным, но и прибыльным.

«Мы долго разговаривали на эту тему с организаторами, - цитирует Стаховского «Дейли Мейл». Нам удалось одержать победу, и теперь жизнь многих игроков изменится в лучшую сторону. Спонсорские контракты в основном ориентированы на игроков из топ-10. Остальная сотня парней не ведет образ жизни суперзвезд. А расходы на переезды по миру влетают в копеечку.

Хорошо быть футболистом, за которого во всем платит клуб. Но в теннисе спортсмены оплачивают расходы самостоятельно. Есть четыре страны, которые компенсируют перелеты своим атлетам. Однако большинство не имеет такой привилегии».

Благодаря Стаховскому проигравшие в первом круге Уимблдона получат по 23 500 фунтов.

«После турниров в Индиан-Уэллсе и Майами я остался в минусе, - говорит Сергей. – Причем в первом случае я вышел во второй раунд. Билеты на самолет нам приходится заказывать в день отлета. В прошлом году я потерял на перелетах 85 000 фунтов. Меня поддерживают и ведущие теннисисты, такие, как Федерер, Надаль, Джокович, Мюррей, хотя они абсолютно из другого мира. Это не значит, что многие, получив хороший гонорар в первом круге, потеряют мотивацию. Нет. Победители, полуфиналисты, четверть финалисты всегда заработают больше.

Моя мечта – играть в теннис, и как можно лучше. Первые полгода я занимался работой Совета, она занимала много времени, и я вылетел из первой сотни. Теперь все усилия сосредоточу на теннисе».