В январе 2010 года одна из лучших теннисисток в истории Украины Юлия Вакуленко сыграла свой последний матч в WTA-туре и исчезла с радаров. «Вести» отыскали Юлю в Париже. Она счастлива в браке и воспитывает уже двух детей. Но и о теннисе не забывает...

— Юля, вы так резко закончили карьеру. Что произошло в январе 2010-го?

— Все началось с того, что я сломала руку и очень долго восстанавливалась, а когда вернулась на корт, поняла, что тяжело уже прибавлять, играть через не могу. А быть вечно в районе сотого места в рейтинге не хотелось, да и финансово это было не слишком привлекательно. Вот и решила завязать... Впрочем, сейчас я даже благодарна этому перелому.

— Почему?

— Дело в том, что как раз в то время, когда я лечилась, познакомилась со своим будущим мужем Яном (Юля теперь официально Вакуленко-Леблон. — Авт.). Я снимала квартиру в Париже, а он был моим соседом. Встретились, начали общаться, он мне очень помогал в то время. Потом мы с ним вместе съездили на пару турниров во Франции и решили, что я закончу со спортом.

— Решили стать женой-домоседкой?

— Сначала нет. Хотела попробовать себя в чем-то еще и устроилась на работу в парижский магазин «Картье».

— Простой продавщицей?

— Это называется сервисным отделом. Если у человека что-то сломалось, он приходил к нам, и мы его обслуживали. Я старалась работать хорошо, оставалась там допоздна, работала по субботам. Из-за этого мы практически не виделись с мужем и это был большой минус. Да и никаких бонусов за сверхурочные не положено было. А французы они такие, не очень любят работать. Могут часами пить кофе, беседовать, и мне приходилось работать больше всех. В какой-то момент мне это надоело.

— Не было мыслей вернутся в тур тогда?

— Я, кстати, вернулась, только не на корт. На Ролан Гаррос есть VIP-программа для бывших игроков, которые доходили в Париже минимум до четвертьфинала. Вот я их сопровождала, а помог мне туда устроиться известный в прошлом российский теннисист Андрей Чесноков...

— А потом пошли детки?..

— Да (смеется). Сначала родилась Елена, а спустя 15 месяцев появился Батиста. Дочку назвали в честь моей прабабушки, она живет в России, а сыну имя придумал муж. Оно ему просто очень нравится...

— Ваша семья живет в Украине?

— Папа в Киеве, мама с родственниками в Пензе, а дедушка мотается между Ялтой и Симферополем. Общаемся в основном по «Скайпу», но когда детки подрастут — будем ездить...

— Что во Франции говорят о событиях у нас в стране?

— Ну по телевизору здесь говорят, что Путин сумасшедший, что обрекает Россию на изоляцию, что не имеет права так поступать с Украиной. Знаете, мне здесь сложно судить, что происходит в Украине. Но ясно, что так не должно быть, какая война?!

— Чувствуете себя уже настоящей парижанкой?

— Нет, они тут слишком разбалованные (смеется). Не привыкли трудиться. Хотя сейчас у нас тут кризис, так начинают понемногу работать.

— Вы сейчас полностью заняты детьми?

— В основном, да. Но пошла в школу теннисных тренеров. Работаю в теннисном центре «Расинг» с детками. Ну тренерством это сложно назвать, когда по шесть человек на корте бегают, не особо тебя слушают (смеется). А еще есть идея сделать весной теннисный лагерь в Португалии, где живут родственники мужа.

— А может тряхнете «стариной» и вернетесь на корт?

— Нет, нет... Не думаю, что я сейчас смогу тягаться с молодыми девочками (в июле Юле исполнился 31 год. — Авт.). Да и дети же. Я себе не очень представляю, как можно после бессонной ночи выходить на корт.