Евросезон-1996/1997 был одним из худших для украинских клубов. Уже к 26 сентября 1996 года, когда все нормальные люди только начинают набирать обороты на международной арене, все три наши полпреда отстрелялись и сосредоточились на внутренних делах. И если от винницкой «Нивы», которая в качестве финалиста КУ-1996 прорвалась в Европу, а параллельно вела борьбу за выживание в ЧУ (в итоге проиграла ее), ничего особого не ожидали, то «Черноморец» и «Динамо» разочаровали.

Более того, «Нива», не без труда справившаяся с эстонским «Садамом» и влетевшая швейцарскому «Сьону» (0:6 по сумме двух матчей), набрала даже больше очков, чем киевляне. Но меньше, чем одесситы, которые прошли финский ХИК, но не смогли забить румынскому «Насьоналю» (0:0, 0:2), ворота которого защищал сын Мирчи Луческу — Разван.

«Динамо», с которого УЕФА 19 апреля 1996 года снял все санкции по «делу о шубах», готовилось реабилитироваться и вернуться в ЛЧ. Перед жеребьевкой предварительного раунда Йожеф Сабо, по словам его ассистентов, хотел заполучить в соперники именно венский «Рапид», но австрийцы разделали киевлян под орех.

Сначала — 2:0 в Вене.

А потом 4:2— в Киеве.

После первого матча Сабо разбил стеклянную дверь на стадионе, а после ответного развернул войну против журналистов, которые интересовались, чего же не хватает тренеру, у которого под рукой собраны лучшие игроки страны. Сабо в ответ обвинил прессу в непонимании футбола и ненависти к «Динамо». А потом проиграл дуэль в 1/32 финала Кубка УЕФА заштатному «Ксамаксу» (0:0, 1:2)...