Еще никогда чемпионат Украины не начинался так рано — 9 июля, а пауза между сезонами не составляла такое мизерное количество времени — всего 17 дней. В 1992—1993 годах летние перерывы длились почти два месяца, в 1994—1996 годах — около месяца, сейчас же у футболистов и тренеров оставалось время либо на отпуск, либо на один сбор перед стартом. Совместить одно с другим было нереально, даже организаторы не успевали все провести в срок. Арбитры с опозданием сдали нормативы, а их список утверждался представителями клубов уже по ходу чемпионата. Единогласно было отказано в праве работать в ЧУ ужгородцу Сельменскому — против него выступил даже глава ПФЛ Григорий Суркис. Остальные, хоть и вызывали нарекания, были утверждены.

Мариупольский оборотень

Судейская тема на старте 7-го сезона внезапно вышла на первые полосы газет. После матча 2-го тура между мариупольским «Металлургом» и «Ворсклой», в котором дебютировавшие в элите южане потерпели второе поражение, случилось ЧП, равных которому еще не было. Ночью после игры, уже ближе к утру, в номер, где жили главный арбитр матча Вадим Шевченко и один из его ассистентов Александр Козаченко, ворвались главный тренер «Металлурга» Юрий Погребняк и еще несколько парней атлетического телосложения и, предъявив претензии по арбитражу, принялись избивать киевских рефери. Били почти полчаса, звучали угрозы утопить в море, но незваных гостей спугнула дежурная по этажу. Шевченко, Козаченко, третий арбитр матча Юрий Буренко и инспектор Евгений Лемешко быстро перебрались в аэропорт, а уже в Киеве сняли побои и подали заявление в милицию. Потом, правда, почему-то отозвали.

На избитых судей было страшно смотреть. Их коллеги тут же заявили, что отказываются работать на матчах «Металлурга», который призвали исключить из числа участников чемпионата. Мол, угрозы звучали и раньше. Но на бюро ПФЛ не стали перекладывать ответственность за Погребняка на весь клуб (хотя и оштрафовали на $5 тыс. — максимальный штраф, предусмотренный регламентом той поры). Тем более что азовцы не стали защищать тренера (хотя пытались смягчить его вину), которого ПФЛ пожизненно отлучила от деятельности, связанной с футболом.

Можно только догадываться, каких трудов стоило тогдашнему начальнику команды — знаменитому Игорю Беланову, а также новому главному тренеру команды Николаю Павлову изменить отношение общественности к «Металлургу».

В итоге печальные прогнозы относительно мариупольцев не сбылись — команда осталась в высшей лиге, выкарабкавшись не в последнюю очередь за счет игроков, взятых в аренду в «Динамо».

К слову, и в элите азовцы оказались благодаря киевлянам, ведь команда Погребняка заняла лишь третье место в первой лиге. А второе оказалось у «Динамо-2», но доводить ситуацию до абсурда и наблюдать сразу за двумя командами киевского «Динамо» в ЧУ никто не захотел. Хотя в регламенте такой поворот предусмотрен не был, Суркис поставил вопрос на голосование и таким образом отправил в элиту мариупольский «Металлург». На пару с «Металлургом» донецким, в который также отправился киевский десант во главе с тренером Владимиром Онищенко — нынешним ассистентом Михаила Фоменко в национальной сборной Украины.

Громкий уход Грозного

Вопрос о чемпионе страны в этом сезоне, по сути, мог и не подниматься. «Динамо» выдало серию из восьми побед кряду (повторение рекорда ЧУ) и со старта ушло в отрыв от остальных участников.

К началу сентября киевляне опережали ближайшего преследователя («Шахтер») на шесть очков.

Но поражение от команды Онищенко и ничья с «Черноморцем» нивелировали отрыв, и к лидеру подтянулись не только горняки, но и «Днепр», бронзовый призер минувшего ЧУ «Ворскла», а также «Карпаты» и донецкий «Металлург».

А в начале октября «Динамо», проиграв дома львовянам (0:1, после этого матча ПФЛ отстранила арбитра Авдыша, который закончил карьеру), даже уступило первое место «Днепру» Вячеслава Грозного.

Казалось, наставник днепрян начинает выполнять свою громкую программу по выходу в ЛЧ, причем с опережением графика. Но к тому времени в этом клубе уже кипели внутренние разборки. Грозный обещал чемпионство за четыре года, но намекал, что может ускориться, и начал собирать звездных игроков (Гецко, Мизин, Паляница, Парфенов). Финансировавшие команду структуры «Привата» увеличению затрат не обрадовались, у футболистов к старту сезона образовались долги, а расходная часть бюджета увеличилась с появлением новых исполнителей. Президент клуба Юрий Алексеев не противился росту затрат, а вот гендиректор Андрей Стеценко возмущался, что главного спонсора, чьи интересы он представлял, не спрашивают, а ставят перед фактом о необходимости новых вливаний.

Как по заказу, вдруг появилось открытое письмо исполкома областной федерации, где Грозного обвинили в неправильной методике подготовки команды, но «Днепр» как раз взлетел на первое место. Зато у тренера возник конфликт с ведущими игроками. Он обвинил одну группу в сдаче игры, ему ответили забастовкой. Окончательно ситуация вышла из-под контроля в ноябре: между предпоследним и последним матчами 1997 года у «Днепра» возникла пауза почти в месяц (с 5 ноября по 1 декабря) из-за переносов матчей «Динамо».

Грозный распустил игроков в двухнедельный отпуск, но нарвался на упреки Йожефа Сабо — мол, это саботаж интересов сборной Украины, у которой в ноябре ожидались игры плей-офф. А когда уже по ходу дуэли с Хорватией днепрянина Нагорняка обвинили в употреблении допинга и дисквалифицировали на год, рассматривать дело Грозного принялась ПФЛ. Среди списка предъявленных обвинений — интервью, в котором тренер заявил, что «Динамо» испугалось прыти «Днепра» и брошенного вызова.

Матч с киевлянами 1 декабря днепряне проиграли — 0:2, а за несколько дней до этого Грозный покинул расположение «Днепра». Функции тренера принял Вадим Тищенко. Весной днепряне показали лишь четвертый результат и пропустили вперед «Шахтер» и «Карпаты».

«Черноморец» рухнул в первую лигу

Еще весной 1996 года «Черноморец» на равных сражался с «Динамо» за золото, а уже летом 1997-го о проблемах одесситов с финансами заявил наставник команды Леонид Буряк, который в этой связи принял решение сосредоточиться на работе в сборной Украины. Тренеру бил в набат не просто так — состав постепенно растаскивали более обеспеченные команды, долги накапливались.

Но прошло совсем немного времени, и Буряк вернулся в «Черноморец», причем компанию на тренерском мостике ему должен был составить Олег Блохин. Президент южан Григорий Бибергал анонсировал переговоры с крупным инвестором, казалось, что Одесса вновь станет грозной силой. Да и команда, немного укрепив силы, в августе взяла 10 очков в четырех матчах.

Однако Блохин так и не появился, в 22 оставшихся играх «Черноморец» победил лишь четыре раза, выдал несколько безвыигрышных серий (самая длинная — 10 туров), балансировал на грани вылета, а за тур до финиша провалился в подвал в компанию к безнадежному «Торпедо». Зато 1 ноября 1997 года форвард Гусейнов в кубковом матче с «Металлистом» забил 100-й гол на топ-уровне за время независимости и стал основателем символического клуба бомбардиров (мячи в ЧУ, КУ, ЕК и сборной).

«Президент клуба эмигрировал в США, — впоминает в разговоре с «Вестями» Леонид Буряк. — А оттуда приехал человек, который заявил, что его интересует не место команды в таблице, а деньги. Мол, он хочет вернуть то, что вложил в «Черноморец». Начались распродажа футболистов и финансовые трудности. Сложилась ситуация, очень похожая на ту, которая происходит в клубе сейчас».

Двойная победа Маркевича

Судорожный финиш «Днепра» в первом круге позволил «Динамо» оторваться от экс-лидера на шесть очков, а «Шахтеру» — на три. Горняки постепенно обрастали мышцами и за весь чемпионат отстали от киевлян только на пять очков, которые были потеряны в личных встречах. Весной в команду вернулся Попов, заиграли Тимощук и Штолцерс (еще осенью дебютировал воспитанник клуба Воробей), «Шахтер» планомерно двигался вперед, и это никого не удивляло. За второй круг команда Валерия Яремченко не потерпела ни одного поражения (у «Динамо» — два), но сыграла слишком много ничьих.

А вот рывок «Карпат» до старта сезона предсказать было сложно. Хотя, когда во Львов к Мирону Маркевичу поехали Ковалец, Евтушок, Шаран, Мизин, Полунин, Гецко, Паляница, а также колоритный гвинеец Соума, уже можно было догадаться, чем все закончится. Галичане весной второй раз обыграли «Динамо» – 2:1 (матч также завершился скандалом — динамовцев с трибун забросали снежками, что очень не понравилось Суркису) и впервые завоевали бронзовые медали. Их удалось оформить благодаря финишному рывку в заочном противостоянии с «Днепром», а также ничьей в очной встрече в последнем туре. Так высоко в истории ЧУ львовяне больше не поднимались.

А «Динамо» оформило третий золотой дубль (после 1993-го и 1996 годов) – выиграв в финале Кубка Украины у ЦСКА – 2:1. Впервые в решающем матче за этот трофей сошлись представители одного города.