Весенние осечки в отборе ЧМ-1998 (поражение от Германии на ее поле, домашние ничьи с немцами и армянами) лишили Украину статуса лидера в группе. Формально мы еще возглавляли таблицу, но по потерянным очкам уже проигрывали Германии и Португалии. В четырех играх на финише Германия набрала 10 очков (в шести предыдущих — 12) и заняла первое место, опередив Украину на два очка.

А наша команда выступила на финише по максимуму: в августе дожала Албанию в Киеве (1:0, гол Реброва на 86-й минуте).

И в октябре в Ереване обыграла Армению (2:0, Шевченко и Максимов).

Но именно в последнем поединке получили «лишние» желтые карточки Калитвинцев и Шевченко, которые пропустили первый матч плей-офф с Хорватией в Загребе.

После выездного поражения (0:2) в Киеве хозяева организовали стартовый штурм, уже на 4-й минуте Шевченко забил первый мяч, вскоре Косовский оформил второй, но его не засчитал арбитр Педерсен, фамилия которого надолго стала нарицательной.

А в середине тайма Бокшич сравнял счет и отправил хорватов на ЧМ-1998, где они взяли бронзовые награды. В 1/4 размазали Германию (3:0), а в матче за «бронзу» одолели Голландию – 2:1.

«В Хорватии при счете 0:1 забивает Максимов, боковой судья бежит на середину, а главный сначала не знает, что делать, а потом показывает, что Юра забивал с нарушением, толкнул соперника, — вспоминает Йожеф Сабо. — А там ведь рядом никого не было. Нам забивают второй. Потом Ребров выходит один на один, ему бьют сзади по ногам, судья пенальти не ставит. А в Киеве мы вели 1:0, запрессинговали хорватов, Косовский забил второй мяч, который не засчитывают. Рефери Педерсен потом в глаза мне не мог смотреть. А хорваты рассказывали, что нам не дали бы выиграть. Их сборной отдавали должок за то, что задавили на Евро-1996».