Главный тренер «Зенита» Мирча Луческу рассказал "СЭ" о своем переходе в питерский клуб из «Шахтера».

– Впервые мы связались в мае этого года, и в том же месяце состоялась первая встреча с руководством “Зенита”. Мой контракт с “Шахтером” заканчивался 30 мая. Но еще в январе была другая встреча – с Ахметовым.

Мы долго разговаривали относительно моего будущего. И пришли к общему знаменателю: продолжать сотрудничество не будем. Причин оказалось несколько: ситуация в Украине, чемпионат, уровень которого сильно упал. К тому же два последних года мы с “Шахтером”, по сути, жили только в самолетах и отелях. Без наших болельщиков.

Украинский чемпионат в такой ситуации я бы назвал неэтичным и некорректным. Некоторые клубы 80 процентов игр проводили на своих полях: те команды, у кого нет собственных стадионов, они приглашали проводить домашние встречи у себя. Мы же практически всегда играли на выезде.

Не хотелось бы вдаваться в политику, но “Шахтер” волей-неволей почувствовал, что является командой из зоны политического конфликта. Исключение составляли матчи Лиги чемпионов, где мы все-таки представляли Украину. Здесь было видно, что за нас болеют. В остальных встречах не ощущалось никакой поддержки. К сожалению.

Я представил себе дальнейшие перспективы и понял, что после 12 лет в “Шахтере” мне в такой ситуации будет очень сложно продолжать здесь карьеру. Команду пора освежать, брать новых игроков. Но делать этого мы не могли, как и на протяжении последних двух лет, в ходе которых не состоялся ни один трансфер.

– То есть еще в январе вы договорились с Ахметовым, что работаете до конца сезона?

– Да. Но из уважения к президенту клуба, игрокам, болельщикам до конца сезона я нигде ни разу не упомянул об этом решении. Вплоть до последнего матча, который пришелся на финал Кубка Украины. А когда в мае мы встречались с руководством “Зенита”, я сразу сказал об этом Ахметову. Не хотел, чтобы это происходило за его спиной.