Сезон-1995/96 стал последним, в котором в высшей лиге ЧУ играло так много команд — 18. Расширение, родившееся летом 1993-го, продержалось три года, а потом календарь элементарно перестал выдерживать нагрузку. Поля и стадионы не были готовы к матчам в зимнее время (даже поздней осенью и ранней весной возникали проблемы), график международных игр постепенно увеличивался, а летом командам для отдыха нужно было отвести хотя бы один месяц (в 1992-м было почти два, в 1994-м — 28 дней, в 1995-м — 32).

Даже в Кубке Украины, в котором основные стадии, начиная с 1/16 финала, три года кряду состояли из двух матчей, в сезоне-95/96 были облегчены по максимуму и включали лишь одну игру (хозяин определялся по жребию). И поэтому подарили стране неожиданных полуфиналистов — боровшихся параллельно за выживание винницкую «Ниву» и «Кремень», причем подоляне вышли в финал и завоевали путевку в Кубок кубков.

В Одессу вернулся Беланов

Главными действующими лицами в этом ЧУ, как и предполагалось, стали «Динамо» и «Черноморец». В Киеве к рулю спустя полгода вновь встал Йожеф Сабо, который сменил Николая Павлова, и с ходу начал воспитывать лучшего футболиста Украины 1992–1994 годов Леоненко за лишний вес, а в Одессе продолжал думать о золоте ЧУ Леонид Буряк. Под его началом «Черноморец» выиграл весеннюю часть минувшего сезона и даже нанес первое в истории ЧУ поражение «Динамо» на его поле. Намек был очень понятен, схватка должна была продолжиться в новом сезоне.

Киевляне усилили ряды надежным защитником Головко из «Таврии», в Одессу вернулся полузащитник Жабченко, но эффект разорвавшейся бомбы произвело другое возвращение — обладателя «Золотого мяча» 1986 года Беланова. В первом же матче звездный форвард забил гол «Кривбассу», но через несколько матчей исчез и оказался в Мариуполе, в команде второй лиги «Азовец», которая только начинала восхождение к элитному дивизиону. А зимой состав «Черноморца» пополнил не менее звездный полузащитник 1980-х — Литовченко.

Трагедия в Донецке

Но самые массовые приобретения были у «Шахтера». Ряды команды Владимира Салькова пополнил добрый десяток авторитетных исполнителей (Пятенко, Старостяк, Спивак, Кочвар, Федьков, Чихрадзе, Габискирия, Никитин и другие), горняки играли мускулами и грозили центру, но стартовые матчи ошеломили. В первом туре «Шахтер» дома проиграл «Ниве» из Тернополя (2:4), в третьем — из Винницы (1:2), в четвертом был разгромлен в Киеве дебютантом высшей лиги «ЦСКА-Борисфеном» (0:4, до сих пор самое крупное поражение горняков в ЧУ). За четыре тура горняки набрали всего одно очко — в Николаеве. Но весь этот кошмар команды Владимира Салькова, который был уволен в начале сентября, перекрыло событие еще более ужасное.

15 октября 1995 года «Шахтер» принимал «Таврию». Прошло несколько минут матча, как вдруг зрители (не слишком многочисленные) услышали хлопок, похожий на взрыв. Он был произведен с наружной стороны стадиона на входе в ВИП-зону и был направлен так, чтобы не причинить серьезных разрушений и отправить на тот свет президента «Шахтера» Ахатя Брагина. Его с сопровождающими лицами разорвало на куски, идентифицировать которые оказалось невозможно (только руку президента опознали по характерному «Ролексу»).

Для Донецка убийство Брагина стало событием: уходила целая эпоха. Похороны его получились соответствующими. «Страшное было зрелище. Я смотрела из окна своей квартиры по улице маршала Жукова и увидела, как огромная толпа людей в длинных кожаных плащах движется к мечети, а по сторонам — мрачные охранники. И все это — в полном молчании, только листва под их ногами шуршала и в небе тихо журчал вертолет», — описывает похоронную процессию Ирина Шелест, жительница поселка шахты «Октябрьская», где Брагин родился и жил. А в апреле в Киеве был расстрелян один из основателей АО ФК «Шахтер» и президент баскетбольного горняцкого клуба Александр Шведченко.

«Кремень» выше «Шахтера»

Сезон-95/96 вообще получился самым неудачным для «Шахтера» в новейшей истории. Первый круг команда закончила на 12-м месте, по результатам отдельно взятого второго была восьмой, но в итоге пришла к финишу на 10-м месте. А на 9-м расположился «Кремень», который под началом экс-наставника «Шахтера» Валерия Яремченко, принявшего коллектив зимой, во втором круге выступил на уровне призера ЧУ (32 очка, больше весной набрали только «Динамо» (40) и «Черноморец» (38)). В Кременчуг к Яремченко перебрались оказавшиеся ненужными Владимиру Салькову в Донецке лидеры горняков — Ателькин, Матвеев и Леонов, и месть в их исполнении получилась весьма изощренной.

«Когда мы пришли, «Кремень» занимал третье место с конца, — рассказал нам Леонов. — Оказаться выше «Шахтера» для нас стало делом принципа. В последнем туре мы играли на выезде в Виннице. Поражение откинуло бы нас на 13-е место, но нам и деньги не нужны были тогда, мы так настроились, что у «Нивы» шансов просто не было. А про нашу очную встречу с «Шахтером» в чемпионате можно и не говорить. Мотивация зашкаливала. Пропустили мы первыми, но все же выиграли 3:2. Останься мы в «Кремне», то еще навели бы шороху, но Яремченко позвали в «Шахтер», и мы вернулись вместе с ним».

Фоменко наступает

Место самоустранившегося от борьбы за медали донецкого клуба занял дебютант высшей лиги — «ЦСКА-Борисфен». Клуб, созданный бизнесменом Дмитрием Злобенко за несколько лет до этого, успел навести шороху в низших дивизионах, приглашая в свои ряды перспективную молодежь и звездных ветеранов вроде Чанова, Кузнецова, Литовченко. Под руководством Михаила Фоменко в сезоне-95/96 выступала очень крепкая команда (Рева, Федоров, Цихмейструк, Гусин...) с серьезными претензиями на медали.

Разгром «Шахтера» со счетом 4:0 в 4-м туре стал первым серьезным звоночком, а в 7-м «ЦСКА-Борисфен» в скандальном матче, второй тайм которого затянулся на 12 минут (!), отстоял ничью с «Динамо» — 0:0. Отмашку арбитру Сельменскому, что пора прекращать балаган и давать финальный свисток, давал лично президент ФФУ Виктор Банников. А после киевляне проиграли в Одессе «Черноморцу» — 0:1 (второй раз — в 1995-м: весной дома было 1:2) и опустились на третье место, пропустив вперед команды Буряка и Фоменко.

«Мне запомнился матч с «Динамо», когда мы сыграли вничью 0:0, — рассказывает экс-вратарь команды Виталий Рева. — Тяжело было добыть результат, помню, что судье кричали: «Время!». Михаила Фоменко тогда был недоволен судейством, его даже удалили с тренерской скамьи, но он и с трибун пытался подсказывать ребятам. Увы, Михаил Иванович не остался до конца чемпионата и ушел из команды. О причинах я мало что могу сказать, тогда я был молодым парнем и в детали меня никто не посвящал».

Интрига начинала закручиваться, но дисквалификация «Динамо» в ЛЧ хоть и ударила по психологии киевлян, которых тут же начали активно приглашать российские клубы, но все же позволила сосредоточиться на ЧУ. Именно тогда киевляне выдали серию из шести побед кряду, которую потом сами же и перекрыли весной (семь виигрышей).

Трешка для Буряка

«Черноморец» до последнего бился с Киевом за «золото», но нервы у одесситов оказались не железные. В личной встрече Сабо обыграл Буряка — 3:0, и «Динамо» удержало чемпионство. А «бронзу» вырвал «Днепр», который подарил Украине первого бразильца — форварда Эмерсона по прозвищу Мерседес. В мае днепряне обогнали «ЦСКА-Борисфен» и второй раз подярд взяли «бронзу».