Сезон 1995/1996 был одним из самых успешных в тренерской карьере Леонида Буряка. Вместе с «Черноморцем» он второй раз взял «серебро» чемпионата Украины, а после вместе с Сабо возглавил сборную Украины. В разговоре с «Вестями» Буряк рассказал, как воспитывал игроков, почему не разрешал им спирное и кто помогал бороться с судейским беспределом.

— В те годы в «Черноморце» собралось одаренное поколение футболистов. Но при этом их потенциал все же не до конца раскрылся, – говорит Буряк. – И ведь играли без легионеров, если не считать россиянина Андрея Гашкина. В чемпионате же была настоящая интрига, почти все время мы шли с «Динамо» очко в очко. А затем стало модно продавать футболистов, чтобы заработать. В клуб пришел новый президент, который заявил, что его не интересует место, которое займет команда, и он хочет вернуть то, что вложил в «Черноморец». Началась распродажа, и все напоминало ситуацию, которая сейчас происходит в Одессе. Развалили хорошую команду, которая стоила копейки.

— «Днепр» и «Шахтер» тогда не котировались?

— Скажем так, тогда они не были главными конкурентами «Черноморца». «Шахтер» и вовсе проходил становление. Основная борьба в чемпионате велась с «Динамо».

— Буряк-тренер сильно отличался от Буряка-игрока?

— С ребятами я жил одной жизнью, но им со мной было непросто. Я не тот тренер, который видит выпившего футболиста и прячется от него за колонну, чтобы конфликта не было. Мы воспитывали друг друга. Когда мне было 23 года и я уже был двукратным чемпионом СССР, я впервые попробовал шампанское… и сразу выплюнул. Поэтому и игрокам я не позволял баловаться спиртным, особенно крепким. Наверное, в том числе и за счет этого команда так играла. Мы жили одной семьей, даже вместе своими руками восстанавливали поле. Приглашали агронома, который рассказал, как поливать и стричь газон. За полгода из поля без травинки «бильярдный стол» сделали.

— И сыграть могли?

— Мог и в двухсторонке побегать или запустить мяч в форточку.

— В форточку?

— В бытность футболистами от нас с Владимиром Мунтяном на базе Валерий Лобановский окна закрывал. А когда я начинал работать тренером в Америке и не знал достаточно хорошо английский, то моим языком были собственные ноги. Я брал мяч и показывал, что я хочу от футболистов.

— Тогда в «Черноморец» вернулся легендарный Игорь Беланов...

— Да, он сразу стал лидером команды. Я ему очень благодарен, что он принял предложение вернуться в «Черноморец». Он очень хорошо повлиял на ребят. То же самое могу сказать про Геннадия Литовченко и Сергея Ковальца.

— В Кубке у «Черноморца» все закончилось в первом раунде.

— Все же мы были не той командой, которая могла бы бороться сразу за медали чемпионата и Кубок. Я понимал, что необходимо укрепляться, но как раз тогда и начались финансовые проблемы и наступили не самые лучшие времена для «Черноморца». Хотя и до того мы были ограничены в деньгах. У меня, к примеру, зарплата была тысяча долларов. К тому же платили не вовремя. Это был главный минус того «Черноморца» — ограничение в деньгах.

Хотя ходили небылицы о моей якобы заоблачной зарплате. Помню, таксист меня не узнал и стал рассказывать о том, как Буряк делал дома невероятный ремонт и пробил ломом пол. Хотя, думаю, тогда наши футболисты заслуживали получать больше. Но не настолько, как платят сейчас. Ненормально, когда команда занимает 6–7-е место, а игрок получает по 100 тысяч долларов в месяц в бедной и голодной стране.

— Претензии к судейству у вас часто возникали?

— Как сказать… У нас были покровители, которые пытались защитить команду от судейского беспредела, но это не всегда получалось. Были нормальные арбитры, а были и негодяи, которые зарабатывали на дома и машины.

— С Сабо во главе сборной не конфликтовали?

— Нормально уживались. Он специфический человек, но мы тогда нашли общий язык и сейчас продолжаем общаться. В федерации поначалу не могли расставить, кто и чем будет заниматься. Потом мы сели за стол с президентом ФФУ Григорием Суркисом и решили, что главным будет Йожеф Сабо, так как он старше.