Демобилизованные бойцы вместо того, чтобы вернуться к мирной жизни, рвутся назад на передовую. Причина — у них тут нет работы, а кредиты за квартиры и автомобили нужно отдавать.

В АТО — от безработицы

Владимир Б. был одним из «киборгов», защищал Донецкий аэропорт. «Я ушел воевать еще в марте 2014 года добровольцем. Был абсолютным патриотом и считал, что любой уважающий себя мужчина должен сделать то же, что и я. То, что мы, бойцы, никому из руководства страны не нужны, стало понятно еще там, в зоне АТО. Но насколько мы никому не нужны, я понял только, когда вернулся на гражданку. Я — киевлянин, перед войной женился и взял кредит на квартиру. Сейчас в этой квартире живут моя жена и ребенок. Но с женой мы расстались, и мне жить негде. Перебиваюсь ночевками то у сестры, то у друзей. Кредит нужно платить каждый месяц, а денег на это нет. До войны у меня был небольшой, но налаженный бизнес, теперь же нет ничего, и нормальную работу я не могу найти. Я очень не хочу возвращаться обратно на войну, но мне просто придется заключить контракт и идти служить дальше. Так мне хотя бы будет где жить, то есть, я смогу перечислять зарплату бывшей жене и ребенку и какое-то время не думать о кредите. Чувствую себя, как несколько раз сидевший зек, которому в тюрьме комфортнее, чем на воле», — рассказал нам Владимир.

Не находят себя в мирной жизни и ребята из 25-й днепропетровской воздушно-десантной бригады. Мобилизованные в первой волне так долго ждали дембеля, но дождавшись, тут же вернулись в армию. «В Днепропетровске у меня был бизнес, связанный с перевозками и логистикой. Я вернулся домой и осознал, что фирма уже не сможет быть прибыльной, стал искать новую работу. Две недели каждый день ходил по собеседованиям, но все впустую. Потом мне позвонили друзья, которые остались в бригаде по контракту, и предложили вернуться и тоже заключить контракт. Я узнал, что на мою должность никого не взяли, и вернулся назад», — говорит один из солдат на условиях анонимности.

Назад берем не всех

Командиры батальонов бригад ВСУ также говорят, что большинство солдат возвращаются в армию — пусть не сразу, но через несколько дней или недель после дембеля. «Правда, мы берем далеко не всех желающих на контракт из-за недостаточного уровня профессионализма. Украина раньше не была в состоянии войны, так что не все бойцы из первой волны мобилизации могут быть зачислены в нашу бригаду», — рассказали нам в 95-й житомирской аэромобильной бригаде. Комбриг 72-й отдельной механизированной бригады Андрей Грищенко тоже подтверждает: случаи, когда бойцы возвращаются после дембеля, есть, и их немало. «Но это не всегда связано с проблемами в мирной жизни — за людьми же сохраняется рабочее место, и им дают кредитные каникулы. Правда, на моей памяти был один случай, когда человека, пока он был в зоне АТО, попытались уволить с работы, но там жена принесла справки, и он остался на работе», — рассказал Грищенко.

Помогают себе сами

В добровольческих батальонах признают: неприкаянность бойцов после дембеля — серьезная проблема. «После демобилизации возвращается масса людей — как раз потому, что в мирной жизни они никому не нужны, им просто не на что жить. О чем можно говорить, когда президенту страны важнее Липецкая фабрика, чем свои солдаты? Я сейчас лично сдерживаю человек 10–15, которые поняли, что к чему на гражданке, от самосудов и желания мстить», — рассказал нам комбат батальона «Торнадо» Андрей Филоненко. В «Айдаре» только в мае началась демобилизация. «Чтобы не было таких случаев, о которых вы говорите, мы стараемся трудоустраивать своих бойцов и даже обеспечивать их жильем. Если для них ничего не делает государство, этим должны заняться мы», — говорит и. о. комбата «Айдара» Евгений Пташник.

В тему В Генштабе рассказали о зарплате рядового в зоне АТО