В моей тюремной камере собрался клуб миллионеров — там перебывали бывшие депутаты (Киевсовета. — Авт.), помощники чиновников. У всех — высшее образование, все — путешествующие и богатые люди», — сказал в интервью «Вестям» бывший сиделец Лукьяновского СИЗО Киева, американец Роберт Флетчер, обвиняемый в махинациях. Его камера считалась комфортабельной: рассчитанное на 6 персон помещение, расположенное в кучмовке, самом новом корпусе СИЗО, задрапированные тканью нары предоставляют жильцам возможность побыть наедине — в обычной хате (так называют камеры на сленге) роскошь недоступная. «Поэтому заехать на эту хату (быть помещенным в камеру. — Авт.) стоит денег, примерно две-три тысячи зелени в месяц с человека, — пояснил «Вестям» один из бывших обитателей СИЗО. — Начальство специально помещало денежных зеков — банкиров, депутатов — в тесные общие камеры. Там по 48 человек сидят годами, что в троллейбусе. Побывав там неделю, чтобы съехать, заплатишь любые деньги».

Удойные бизнесмены

Как подследственные (то есть обитатели СИЗО), так и заключенные платят охотно. «Причем за все: послабление режима, чтобы не загнобили до смерти (руководство колоний нередко договаривается с буйными зеками, отправляя жертв к ним на «перевоспитание». — Авт.), за лишние передачи, лишние телефонные звонки, свидания, наркоту, водку, УДО. Платят, чтобы не издевались конвоиры. Платят, чтобы не кидали в карцер, — рассказала нам адвокат Татьяна Монтян. — Зона — очень выгодный бизнес-проект, девиз которого: «Хочешь выжить — плати!» Тем, у кого есть средства или богатые покровители, доступны любые блага. «Начать с того, что в любой зоне и любом СИЗО есть VIP-камеры. Условия и цены разнятся, но суть одна — хорошие условия содержания за деньги, — рассказал «Вестям» ветеран МВД Владимир Ажиппо, больше 20 лет прослуживший в системе исполнения наказаний. — Вовсе не всегда расплачиваться приходится деньгами, есть ведь некоторые услуги, в которых могут нуждаться сотрудники колонии, ее руководство. Договариваться, разумеется, Юлия Тимошенко, Юрий Луценко или Василий Волга не будут — за них это делают их адвокаты и помощники». VIP-камеры в СИЗО часто такие же неустроенные, как и обычные, но с меньшим количеством «жильцов». Плюс есть вольности: в качестве бонуса начальство может закрыть глаза на наличие ноутбуков, телефонов, кипятильников, электрочайников. «Холодильники, например, формально не предусмотрены: тянут электроэнергию, и места под них особо нет. Но в случае мотивации руководство может разрешить хранить в них еду: например, для кормящих мамочек на зонах предусмотрены холодильники, где еще хранить смеси?» — пояснил Ажиппо.

С компьютерной техникой и мобилками — особый случай. В июле 2014-го вступил в силу новый Уголовно-исполнительный кодекс, либерализовавший правила содержания заключенных и разрешивший многие вещи, запрещенные ранее. Теперь по закону заключенным можно иметь ПК и даже мобилку — разрешено «ходить» по ряду заранее оговоренных сайтов. Однако на местах процесс не сдвинулся с места, администрация запрещает технику. «Боятся, что потеряют поток поступлений от контрабанды мобилок на зону. А заключенным отвечают, мол, хотят избежать торговли мобильниками, чтобы они не стали своеобразной валютой», — сказал «Вестям» Александр Н., адвокат одного из сидельцев.

Комната длительных встреч в Алексеевской колонии (Харьков)

Мини-бассейн в той же колонии - обычно в ИК нет даже теплой воды

А Алексеевскую 25-ю колонию в Харькове называют «золотой клеткой». В сеть попали фото из нее. В ванной, например, есть ванночка для ног, мебель в камерах деревянная, и даже есть летний сад. Правда, по словам Ажиппо, режим там очень жесткий, а к заключенным применяется физическое воздействие.

В меню – суши и шампанское

Питание — особый вопрос. Есть тюремную еду часто невозможно (каши и супы недоварены, готовят их сами заключенные из плохих продуктов), поэтому заключенные питаются за счет передач с воли, под которыми можно подразумевать и… доставку еды. Александр Н. рассказал, что в СИЗО, где сидел его подзащитный, возили суши и отбивные из киевского ресторана первой руки. «Еду оформляли как передачу. Забирали ее сотрудники, и спустя полчаса она оказывалась в камере. Даже остывать не успевала», — утверждает юрист. На 2009 год стоила такая услуга около $50/вечер, и сегодня в условных единицах цены не очень изменились. «На зоне возможен и обмен валюты — просто за каждую операцию дельцы от руководства взимают повышенный процент. Свои расценки на водку, коньяк, шампанское», — рассказал «Вестям» Владимир Решетилов, бывший тюремный врач и юрист. Цена вопроса — от 500 грн наценки к бутылке водки, а если речь об элитном виски или коньяке, такса вырастает до 1000 грн. «Но возможна и оплата услугами. Тому же начальнику приятно, если ему занесут дорогой коньяк. А уровень надзирателя — занести кому-то самогона в грелке, спрятанной в брюках. Для многих это лучший подарок, ведь там, как и на свободе, все стараются накрыть стол получше, — сказал Владимир Ажиппо.

Двадцатьпятку называют «потемкинской колонией»

Тюремный «хэнд-мейд» принято выставлять на самом видном месте

«Мне нравится еда попроще, «МакДоналдс», например, и бургеры мне легально проносила переводчица. А вот у тех бизнесменов, у кого были большие деньги, рацион был отличный — питались, как хотели», — подтвердил Флетчер. По слухам, в возможности тюремных бизнесменов входила даже организация «гастротуров» для сидельцев в рестораны или выезд больных пациентов для проведения осмотра в спецбольницы. Однако подтвердить факты таких нарушений «Вести» не смогли.

«За деньги приведут даже женщину»

Достать наркотики за решеткой несложно: с новым УИК в жизнь заключенных ворвалась заместительная терапия. «Теперь на зонах дают метадон, карболозепин — это наркопрепараты, которые можно распространять там легально. Их дают больным эпилепсией, наркоманам, страдающим бессонницей, психотическими проявлениями, — подтвердил «Вестям» Владимир Решетилов. — Но тем самым мы можем получить паломничество на зону, ведь опустившиеся люди будут сами туда стремиться. Что плохого — телевизор, шашки, крепкий сон, еще и врач приносит наркотики, чтобы отпустило!» Разумеется, по «предзаказу» достанут и тяжелые наркотики, и марихуану. «По сути, за деньги можно все. На моей памяти предоставляли даже свидание с женщинами. Это было в харьковском СИЗО. Конечно, не всем и изредка, потому что это все-таки уголовное преступление со стороны персонала колоний и тюрем. Фиксированных расценок за такую услугу быть не может — очень уж она штучная и частная», — сказал Ажиппо.

По-видимому, оформление взяли на себя сами осужденные

Мебель и техника оставляют впечатление провинциального отеля

«Вестям» не удалось получить комментарий Госпенитенциарной службы по поводу вскрывшихся подробностей, но мы готовы опубликовать их ответ.

В Харькове сделали зоопарк, а под Одессой — детский садик

Весьма необычен, по украинским меркам, опыт содержания в колониях недавно рожавших узниц и осужденных, имеющих маленьких деток. Таких зон несколько: есть в Черниговской области и Харькове, а также Одессе — там находится Черноморская исправительная женская колония №74, при которой есть детдом, где постоянно живет до сотни малышей. В колонии рассказали о распорядке: дети видят мам пару раз в день, утром и вечером, по 2 часа — этого, считают соцработники, достаточно для установления эмоционального контакта. Детки растут общительными, а их мамы не переживают, что с чадами что-то не так. Сами детки живут под одной крышей с воспитателями — не хуже, чем в обыкновенном детсадике. Просыпаются они в полседьмого, завтракают, учат новые слова и играют в развивающие игры.

В Одессе мамочки няньчатся с детьми, живущими в яслях при колонии

А начальство одной из колоний Харькова около 10 лет назад устроило под крышей учреждения настоящий зоопарк. «Были лев, дикобраз, шиншиллы, игуана, декоративные кролики. Были даже медведь и кабан — крупные особи», — рассказал «Вестям» бывший волонтер соцслужбы при колонии Алексей Николов. — Это оказывало положительный воспитательный эффект на заключенных, они раскрывались, общались без агрессии». Однако из-за нынешнего кризиса, по его словам, колония подумывает отказаться от зоопарка: у колонии и на людей-то не хватает бюджета, «не говоря уже о зверях, которых, скорее всего, отдадут по городским зоопаркам».

В одной из колоний первой столицы до недавних пор держали зверинец

После отсидки «экватора» тюремного срока большинство заключенных имеют право на ослабление режима, помещения в так называемое поселение. Чаще всего это выглядит, как деревенька из одноэтажных бараков рядом с зоной. Оттуда можно ходить на гражданку, даже работать. Единственное условие — каждый вечер возвращаться обратно. Правда, каждый раз нужно отпрашиваться у охранников.

Однако есть в Украине и совсем необычные колонии, в которых охраны нет совсем. Это тюрьмы, где сидят водители, ставшие участниками смертельных ДТП. Например, нет охраны в исправительной колонии №115 под Кагарлыком — ее обитатели признают, что в колючей проволоке и автоматчиках попросту нет смысла, поскольку никто не собирается бежать, чтобы рисковать из-за пустякового срока (большинство — до 3–4 лет). Проще отсидеть срок целиком.

Парадокс, но подобные поселения существуют только для водителей-мужчин. Автомобилисток женского пола, попавших в ДТП с летальным исходом, отправляют в обычные колонии нестрогого режима.

Тем временем Каждый второй украинец отказался от официального трудоустройства