Эскалация напряженности между властью и праворадикальными движениями может иметь далекоидущие последствия. Радикалы, с одной стороны, ощущают все возрастающее давление на себя со стороны правительства, с другой — пытаются оседлать растущие в обществе протестные настроения. В любой момент это может привести к началу открытого противостояния.

ОБМЕН ЛЮБЕЗНОСТЯМИ

Нынешнему обострению предшествовал обмен точечными уколами. То группа из 20 человек устраивает «голодный бунт» в киевском магазине Roshen, истребляя товар прямо у прилавка, то нардеп и комбат «Азова» Андрей Билецкий заявляет о сказочном росте активов банка, принадлежащего президенту Порошенко. Прокуратура же занялась шокирующими фактами насилия над мирными жителями со стороны бойцов «Торнадо», в котором, по данным СМИ, служило немало людей с судимостями и националистов. А на недавнем совещании с руководством силовиков Петр Порошенко пообещал внести в Раду законопроект о запрете скрывать лицо под масками-балаклавами.

Момент символический, поскольку эту вольность радикалы считают «выстраданной на Майдане» (аналогичный запрет содержался в отмененных «диктаторских» законах Януковича) и просто так отдавать ее не собираются. Наконец, в минувшую пятницу радикалы из «Правого сектора» и ряда добровольческих батальонов провели демонстрацию силы: шествие бойцов добровольческих батальонов «Марш Святослава», посвященное победе князя Киевского над хазарами. Впрочем, о хазарах на марше говорилось куда меньше, чем о нынешней власти. Лозунги были соответствующими: «Революция!», «Хунта будет» и «Порошенко, уйди».

Концентрированно требования радикалов выглядят так: признать АТО военными действиями, отказаться от Минских договоренностей и начать подготовку к бескомпромиссному наступлению в Донбассе, разорвать все отношения с РФ и национализировать российский бизнес. Отдельно звучал ультиматум освободить «политзаключенных» — назывались фамилии радикалов, подозреваемых в убийстве Олеся Бузины (Дениса Полищука и Андрея Медведько), а также активистки «Айдара» Виты Заверухи, которую обвиняют в расстреле киевских милиционеров. «Власть наплевательски относится не только к батальонам, но и к армии, и к Нацгвардии. Это — последнее напоминание того, что ни ОУН, ни «Айдар», ни «Правый сектор» не будут терпеть той мерзости, что происходит — люди придут сюда и спросят у власти: что она делала, когда они умирали на фронте, почему обогащалась, когда патриоты сидели в тюрьмах и гнили в окопах», — пояснил требования пресс-секретарь «Правого сектора» Артем Скоропадский.

«ПРАВЫЕ» ГОТОВЯТСЯ

Кроме того, по информации «Вестей», приведена в состояние боеготовности праворадикальная «молодежка» ряда организаций («Честное слово», возможно, «С14», куда входили подозреваемые в убийстве Бузины). Три-четыре десятка человек, получив команду, готовы срывать акции с участием главы государства (возложение цветов, дипломатические приемы). «Каждый марш — финансовое вливание и, следовательно, радикалами манипулируют. Обращает на себя внимание обилие нашивок «Укроп» на участниках шествия — это название партии, ассоциируемой с Коломойским, — отмечает Кость Бондаренко. — Но я не думаю, что это серьезная заявка на то, что правые радикалы готовы захватить власть. Если это произойдет — это будет катастрофой для страны. Это будет созданием нашего собственного «ИГИЛа», сомализация страны на регионы, подконтрольные различным комбатам. И спонсоры радикалов, полагаю, это тоже понимают», — считает политолог Кость Бондаренко.

В Блоке Порошенко и шествие, и конфликт также объясняют предвыборной гонкой. «Это предвыборная технология, 100%. Хотят показать, мол, в стране окрепла политическая «реакция» — но это сплошное передергивание. Если исполнить их требования, кровопролитный конфликт продлится», — сказал «Вестям» один из депутатов от БПП.

К ЧЕМУ ПРИВЕДУТ ЭТИ КОНФЛИКТЫ?

«Это, скорее всего, наращивание мускулов перед выборами. Я бы не преувеличивал опасность праворадикальных бунтов, хоть они и неприятны для власти, — считает политолог Вадим Карасев. — Вспыхивать будет тут и там — но менять режим или созывать новый майдан никто не будет. У радикалов даже в столице не удается создать настоящую массовость».

Политолог Евгений Филиндаш считает иначе: «Напряжение будет нарастать, и выборы — вовсе не его причина, они лишь поспособствуют эскалации. Государство трещит по швам, и вожаки радикальных группировок понимают, что они могут получить доступ к финпотокам, которые еще остались в стране. Олигархи, которые их финансируют, стремятся использовать их в междоусобной борьбе. Все будет только усиливаться».