Минздрав выставил на обсуждение проект закона о трансплантации. Новшеств много. Предлагается применять презумпцию согласия, то есть каждый человек к 18 годам автоматически становится посмертным донором, если не заявит протест. К процессу допустят частные клиники. А также можно будет пересаживать живые органы не только от близких родственников — сегодня ту же почку можно отдать только супругу или детям.

ПОЧЕМУ ПРОПАДАЮТ ОРГАНЫ

Резонанс вызвала презумпция согласия: сама возможность изъятия чего-либо после смерти вызывает протест. «Отказ от донорства подавать пока некуда — хорошо бы в каждом городе сделать центры принятия таких заявлений. В законопроекте финансирование под это не предусмотрено, — предупредил правозащитник Эдуард Багиров. — Кроме того, всегда остается гипотетическая вероятность, что ради вознаграждения врач может предпринять все необходимые, но не все возможные действия для спасения потенциального донора».

Трансплантологи в ответ заявляют, такая возможность практически исключена. Слишком уникальны параметры каждого конкретного больного, чтобы бороться за место в очереди. «Вероятность, что параметры донора и реципиента совпадут, очень мала: сейчас 4–6 человек в Украине ждут печень. У каждого разная группа крови и телосложение, — пояснил трансплант-координатор из Запорожья Игорь Писаренко. — К тому же изъятые органы живут недолго. Сердце, печень, легкие — 4–5 часов, почки — 24 часа. А с пациентами часто нет связи, вот органы и пропадают». Врач привел пример: в 2013-м в Запорожской больнице №5 было 13 доноров, чью смерть оформили по правилам (консилиум врачей констатировал смерть мозга). Удалось поговорить о донорстве с родственниками 10 умерших, 9 из них согласились на изъятие. Но пересадили только одни почки: подходящих пациентов не было.

НЕТ ПОДДЕРЖИВАЮЩЕЙ ТЕРАПИИ

Закон предусматривает и усиление логистической службы трансплант-координации. «Это первое, что нужно сделать, ведь кто-то должен нести ответственность за потенциальную почку донора. Но без надлежащего финансирования это фейк! Второй момент — сами врачи и пациенты, которые должны быть на связи и исключительно через координационный центр получать информацию о том, что «наступил их час», — считает президент Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов Виктор Сердюк.

Интересно, что в подключении частных клиник врачи проблемы не видят — главное, чтобы оперировали профессионалы. «А таковых немного. Печень за всю историю Украины пересаживали два человека, сердце — два человека, почки — до 15 человек. И все они не трансплантологи, а хирурги», — сказал Писаренко. Имеет место и неформальная конкуренция больниц. Пару недель назад в Киеве молодого человека с огнестрельными ранениями привезли в Центр сердца. Требовалась пересадка, но не было разрешения на операцию. Пока думали, не передать ли его в Нацинститут Шалимова, пациент скончался.