Больше всего украинцы сейчас доверяют волонтерам и церкви. Таковы данные опроса, который провели фонд «Деминициативы» и Центр Разумкова. К волонтерам есть доверие у 67% украинцев, к церкви — у 65%. Правда, сами волонтеры говорят, что сами пока мало кому доверяют и учатся жить без войны.

Борьба с контрабандой

Один из известных волонтеров, бывший IT-ишник Георгий Тука, пару недель назад неожиданно стал губернатором Луганской области. Теперь он отвечает за ремонт школ, тепло в домах, урожай, а также борется с контрабандой. Но пока дело идет туго. Несколько раз он уничтожил грузовики с сигаретами, коньяком, шампанским, чем не преминул похвастаться в соцсетях. Но, по слухам, к Туке уже приходили «серьезные люди» и требовали все вернуть. Сложно идет и решение хозвопросов. Впрочем, сам Тука об этом не говорит, он написал в соцсетях, что его единственное желание — выспаться.

Вернулись к бизнесу

Бывший координатор медицинской службы Майдана Иван Звягин, который более года волонтерствует, говорит «Вестям», что вернется к своей юридической практике. Но при этом будет донором. Известный волонтер Татьяна Рычкова сейчас служит в Минобороны. У нее контракт на пять лет, и она собирается его продлевать. «Буду продлевать контракт, пока у нас не появится нормальная армия, такая как у стран НАТО», — сказала она «Вестям». Сейчас она занимается закупками для Минобороны и создает центр, который будет мониторить производителей и поставщиков для армии, проводить контроль качества. А до войны у Татьяны с мужем (который погиб летом прошлого года на Донбассе) была своя пекарня, на которую сейчас нет времени. «Зарплата у меня 4300 грн, мне не хватает, но у меня есть родители, которые помогают», — говорит Татьяна.

Арсений Финберг, основатель проекта «Интересный Киев», занимается волонтерством больше года. Он собирает вещи для переселенцев на ул. Фроловской в Киеве. Правда, сейчас он уже вернулся к своему любимому занятию — его фирма проводит экскурсии по Киеву. «Я не из тех, кто не сможет жить без волонтерства. Я возвращаюсь к своему бизнесу. Стараюсь разграничивать: 70% времени — работа, 30% — волонтерство», — говорит Финберг.

Волонтер Юрий Москаленко после войны также хочет вернуться к своему бизнесу — у него фирма по изготовлению уплотнительных материалов. «Сейчас она на грани разорения, я мало уделял времени работе, да и основные заказчики были из Донбасса. Вернусь к работе, но и волонтерством буду заниматься. Раньше возил вещи в детский дом, но этого мало. Сейчас буду больше делать», — сказал нам Москаленко.

Жизнь после войны

Эксперты говорят, что многим волонтерам будет непросто вернуться к мирной жизни. «Возможно, многим из них самим потребуется психологическая помощь, чтобы разобраться, чего они хотят. Есть несколько путей, где они могут реализоваться. Например, они могут устроиться на работу в соцслужбы. Могут работать в общественных организациях, благотворительных фондах. Очень сильно развито волонтерское движение за рубежом — можно устроиться в одну из таких организаций и посвятить себя помощи голодающим в Африке», — считает координатор психологической службы Владимир Манко.

В тему Более трети волонтеров Минобороны  провалили тест на полиграфе