Вчера еще не было известно, чем закончились переговоры министра финансов Наталии Яресько с иностранными кредиторами в США. Но то, что их продлили еще на день, лишь подтвердило — стороны уступать не намерены. Украина хочет, чтобы кредиторы простили нам 40% долгов, а те не хотят понимать, почему они должны терять свои деньги, и согласны были на уступки только в 10%. «Вести» опросили экспертов — что будет в стране, если сегодня станет понятно, что у нас дефолт.

Могут не договориться

В случае, если Украина и иностранные кредиторы таки ударят по рукам, то нам ничего не грозит. Если же нет, то главная наша надежда только МВФ.

Впрочем, все в один голос заявляют: нынешний дефолт нельзя сравнивать с греческим. В случае его объявления 23 сентября (тогда должна быть проплата), банки не закрываются, финансовые потоки по стране не останавливаются, мы просто перестаем платить по долгам.

«Пока можно только предполагать, что, возможно, Украина и кредиторы не договорятся. Но глобально для экономики это ничего не значит», — считает руководитель проекта «Успешная страна» Андрей Блинов. С ним согласен и президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

По словам Блинова, главное, чтобы мы не сорвали договоренности с Международным валютным фондом. «МВФ уже не раз делал намеки, что поддерживает Украину и не отменит планы по выделению нам третьего транша даже в случае если мы не договоримся с кредиторами», — говорит Блинов.

Единственное, что может настораживать, хватит ли руководству страны политической воли не поддаться популистским заявлениям политиков в преддверии выборов, и не пойти на внешне популярные меры, которые в результате могут подорвать экономику страны.

«Вы же видите, что уже стали появляться заявления — поднять минимальную зарплату до 3 тысяч. Это не входит в планы МВФ, и если мы на этот поддадимся, пойдем путем Греции, то в таком случае мы можем вылететь из программ МВФ, и прогнозировать что будет с курсом доллара и с ценами я даже не берусь, поскольку просто включится денежный печатный станок. Пока Фонд готов на многое закрыть глаза», — говорит Блинов.

Важнее – закупка угля

Опаснее, считают эксперты, психологическая реакция страны на слово «дефолт». И в данном случае все будет зависеть от того, правильно ли власти донесут информацию. В противном случае это может обернуться продуктовой и валютной паникой, которая, естественно, резко погонит и курс, и цены вверх. Впрочем, по мнению Блинова, опаснее для нас сейчас проблема с углем.

«Закупать его нужно осенью, и уже правительство не скрывает, что покупать его таки будем в Донбассе. Но в любом случае нам потребуется валюта. А это значит, что осенью, особенно в октябре, курс начнет расти. Эксперт Охрименко также больше беспокоится по поводу осенней закупки газа и угля. «Нам валюта нужна на закупку топлива. Это гораздо опаснее, чем расплатимся мы по долгам или нет», — говорит он.

В тему Что будет с гривной и коммуналкой осенью