Законодательные изменения, продвигаемые президентом, выгодны Западу: децентрализация в этом виде не предполагает каких-либо особых полномочий для Донбасса, как того требует РФ. Во-вторых, принятие правок в Конституцию де-факто будет невозможным без желания самого Донбасса. До второго чтения (его Гройсман весьма опрометчиво запланировал на декабрь) не дойдет в случае, если ДНР/ЛНР не согласятся на фактический самороспуск и формирование местной власти на основании украинских законов. «Если уступок не будет, то второго голосования может и не быть. Тогда конституционную реформу надо будет проводить без учета «фактора Донбасса», который стал сегодня раздражающим. Тогда надо будет смотреть с точки зрения внутреннего реформирования. Если вдруг будут выборы по украинскому законодательству, тогда будет полная реализация Минских соглашений», — сказал «Вестям» политолог Вадим Карасев.

Знали ли об этих особенностях радикалы, спровоцировавшие вчера кровавую потасовку? Наверняка. Однако предпочли кричать: «Предательство!», что с точки зрения технологий выгоднее. «Осенью власть переключится на преследование радикальных элементов. С другой стороны, будет нарастать недовольство народа из-за невозможности что-то изменить в стране, люди будут радикализироваться, а ведь у многих сейчас на руках оружие», — предупреждает политолог Андрей Золотарев.

Избежать было бы невозможно

Но если бы кровавая драма не случилась вчера, в ходе голосования по децентрализации, она случилась бы в любой другой удобный для радикалов день. Ведь по факту происшедшее — демонстрация разделения политически и социально активного общества на две ценностные ориентации. Его радикальная часть желает продолжения революции любой ценой и победы на Донбассе любыми средствами. А умеренная часть по прошествии полутора лет войны поняла: необходимо стабилизировать ситуацию, стремительно скатывающуюся в пропасть. «Либо власть каким-то образом установит порядок в обществе, либо же нас просто ждет установление какого-то режима, по типу Сомалийского, но только в центре Европы, — прогнозирует политолог Кость Бондаренко. — Сейчас мы в ситуации «или — или»: либо группа президента устроит радикалам «ночь длинных ножей», либо радикалы устроят президенту Варфоломеевскую ночь.

Готовился кровавый Майдан-3

Значит ли это, что речь идет о Майдане-3? Судя по раскачке ситуации, он весьма вероятен. Символично, что на носу — осенне-зимний период. Любимое время украинских революционеров. «Фактически до самого момента падения памятника Ленину на Бессарабской площади в декабре 2013-го движение в Киеве было не Майданом, а обычным протестом. Сначала памятник, затем — смерть Нигояна, избитые правоохранители, Небесная Сотня, война на востоке — событие под Радой в одной логической цепочке с ними, — считает Золотарев. — Не удивлюсь, если после этого произойдет череда политических убийств либо радикализация достигнет апогея, вылившись в очередное общественное противостояние. Майдан-3 будет кровавым».

Коалиция пала. Да здравствует коалиция?

Не исключено, что на горизонте замаячили парламентские выборы. Архитектура парламентской коалиции де-факто разрушена. Стороны обменялись выпадами, пропрезидентская и радикальная части Рады выслали из фракций заложников: Анна Гопко со товарищи, голосовавшая «за» правки президента, покинула «Самопомощь», а Олег Мусий, не нажавший «за», вышел из Блока Порошенко. Ситуация будет нарастать, и до конца года (но не сразу: при существующих рейтингах радикальные силы не наберут нужных процентов) можно ждать распада коалиции. «Происходящее показало: парламентские выборы не за горами — весной, вполне вероятно, будут выборы, так как этот парламент недееспособен. Когда одна партия коалиции захватывает трибуну, это не солидно», — считает Андрей Золотарев.

Впрочем, может быть и ситуация, при которой коалиция обновится. Вчера от нее де-факто отсоединились три политсилы («Батькивщина», «Самопомощь» и РПЛ) — взамен может полноценно войти «Воля народа» покойного Еремеева. «Да, радикалы готовились к происшедшему заранее, специально собирали людей. Но атмосфера ненависти создана всеми солидарно, — считает политолог Михаил Погребинский. — А предпосылок для скорых перевыборов парламента я пока не вижу: коалиции просто не дадут распасться».

Противовесы президента

В любом случае, «внутренняя оппозиция» в Раде уже оформилась. Это прежде всего радикалы и «Самопомощь», во вторую очередь — «молчаливые несогласные» из «Батькивщины». Ляшко и Березюк наверняка продолжат протесты против линии президента. Работу с электоратом в том же ключе будет вести и Олег Тягнибок. Как именно будет идти раскрутка «маховика ненависти», гадать не приходится: самым точным барометром ситуации является Донбасс. А ситуация с обстрелами с обеих сторон пока далека от спокойной.

Что сможет противопоставить им президент? Первая же его реакция последовала буквально через несколько часов после потасовки. В телеобращении он назвал происшедшее «ударом в спину». «Беспорядки — это антиукраинская акция, за которую все ее организаторы без исключения должны понести суровую ответственность».

В тему Теракт под Радой готовили заранее