Кровавый теракт под Радой унес еще две жизни. В госпиталях ВСУ и МВД лечат по 60 силовиков, еще 40 поступили в 17-ю больницу. Семерых привезли в Александровскую больницу. Еще семь — в Больнице скорой помощи, одного доставили в 12-ю киевскую больницу... Киевляне несут под Раду цветы, лампадки... «Вести» проанализировали основные последствия и выводы, которые можно сделать из трагедии.

Радикализация батальонов

Поступок Игоря Гуменюка, бойца батальона «Сечь», которого обвиняют в том, что он метнул гранату под Радой, подсветил проблему предельной радикализации добровольческих батальонов. «Главная проблема — наглое и развязное поведение бойцов батальонов. Еще в начале АТО они были первой силой, обороной, теперь же они просто распустились и считают, что им все позволено», — считает волонтер Алена Солнцеслава. Даже после вливания в систему МВД и Вооруженных сил у них осталась известная степень самостоятельности.

В управлении, снабжении, идеологии они де-факто независимы от «материнских» структур. «Изначально, когда президент и премьер пытались взять батальоны под контроль, пытаясь встроить их в систему Вооруженных сил, допустили ошибку — нужно было мобилизовать их бойцов, как это пытались сделать с «Сечью», либо хотя бы проводить боевые слаживания совместно с регулярными частями ВСУ, — считает офицер ВСУ в отставке Андрей Мельник. — Сейчас влияние на них во многом утрачено, внутри батальонов бродят очень нездоровые идеи: власть там попросту ненавидят».

Истинное положение вещей бойцы говорят не на камеру. В ДУК ПС утверждают: прежнее начальство, умеренных в политических взглядах и военных отстраняют от управления, вместо них приходят радикалы. «Отстранили нашего провидныка «Устима» — Виталия Ковальчука. Он был лояльным руководителем, но к каким-либо силовым действиям готов не был. Вместо него пришел Аргон, он пересматривает наши личные дела, проводит собеседования на предмет лояльности к подразделению. Что-то затевается», — сказал «Вестям» источник в 3-м запасном батальоне ДУК ПС.

Похожая ситуация, по нашим данным, в «Азове» и в самой «Сечи» — там также был отстранен замкомандира, имевший якобы недостаточно твердую идеологическую базу.

Официально проблему не признает ни один из батальонов, стоящих на передовой. Глава информслужбы «Азова» Степан Байда считает: 

Власть, конечно, делает шаг навстречу развалу страны. Но и то, что произошло под Радой, недопустимо ни со стороны политиков, ни со стороны активистов

Тем более отрицают любые намерения «идти на Киев» с протестами. «Недовольство, конечно, может возникать — и в той же «Сечи», и в «Киев-1», и в «Киев-2». Но места дислокации не покидает никто, — пояснил нам замком «Киева-1», волонтер Армен Никогосян. — А вот внутри батальонов идут конфликты за место лидера».

Усиление безопасности

После попыток штурма Рады усилили охрану под зданиями парламента, Кабмина и Администрации президента. Источник сказал «Вестям», что Банковую и Грушевского укрепили бойцами ГСО (точное их количество — секрет). А по периметру Рады выставили бойцов Нацгвардии, в Мариинском парке дежурят на случай конфликта или провокаций 13–14 автобусов силовиков.

Как рассказали «Вестям» сами бойцы, начальство распорядилось усилить их личные «доспехи». «Выдали лучшие бронежилеты, каски, железные наколенники. Также увеличили количество бойцов», — рассказал милиционер. У входа в Раду удвоили количество огнетушителей, а возле окон сложены металлические щиты.

Однако пронести запрещенные предметы в парламент стало проще: наш вчерашний журналистский эксперимент показал, что пронести «под купол» при желании возможно даже газовый баллончик. Запрещенный предмет в дамской сумочке металлоискатель на входе в парламентские кулуары не заметил — проехав по ленте, подобной той, что используется в аэропорту, сумочка попала в руки солдата УГО. Раскрыв ее для досмотра, он не стал перебирать содержимое и не заметил баллончика. Поэтому вопрос о том, возможно ли таким же образом пронести в парламент настоящее оружие, лежит в плоскости вероятности.

В то же время митинги в Киеве никто не отменит, но все действия должны быть зафиксированы, чтобы наказывать злоумышленников сразу, сказал "Вестям" советник главы МВД Антон Геращенко:

 Я за установку во всех общественных местах, где часто митингуют, камер с высоким разрешением, которые позволяли бы приближать и детально рассматривать действия каждого пикетчика

Также правительственный центр патрулируют 4 бронированных «КрАЗ Кугуар» с 8 членами экипажа в каждой машине.

Активизация борьбы с «синдромом АТО»

Сомнений в том, что гранату бросил именно Гуменюк, у следствия практически нет. Как сказал «Вестям» источник в ГПУ, одежда — темные шорты с полоской и коричневая майка, точно как на видео, снятом под Радой. При нем была еще одна граната и чека от уже взорвавшейся. «Гуменюк сразу же после задержания в беседе признавал вину, говорил, что у него братья погибли на фронте, также, что он контужен в боях и ему надоело то, что происходит в Киеве, пока народ проливает кровь. Из-за этого и швырнул гранату», — сказал нам источник.

Однако как только прибыли адвокаты — Александр Свиридовский, защищавший сына свободовца Захарчука (избивал милицию цепью во время беспорядков 14 октября 2014-го, его прозвали «скорпионом») и Сидор Кизин (экс-губернатор Житомирской области от «Свободы»), — от своих показаний отказался. У экспертов же только одно объяснение поступку: «синдром АТО», наложившийся на слова лидеров «Свободы».

С точки зрения науки, поступок Гуменюка — следствие перенесенной им психологической травмы, называемой «ПТСР — посттравматическое стрессовое расстройство»

«Это повышенное ощущение справедливости: участники АТО не ценят свою жизнь так, как люди, которые никогда не были на войне», — рассказала нам врач, депутат Ольга Богомолец. По ее словам, таких людей очень легко использовать: предыдущий раз это произошло в Мукачево, когда политики попытались привлечь ребят с ПТСР якобы к борьбе с контрабандой (на самом деле к разборкам между группами влияния). «Так и сейчас, ими манипулируют, просят бороться с «врагами» в Раде», — считает Богомолец.

Более того, чем лучше солдаты адаптированы к выживанию на фронте, тем хуже они переносят мирную жизнь. А Гуменюка его сослуживцы как раз характеризуют как очень способного к выживанию бойца. «Он маленький и юркий, мог выходить под обстрел без бронежилета. А линию разграничения знает как никто другой — ходил за «языком», — рассказала «Вестям» волонтер «Сичи». — Кроме того, был одним из самых компанейских ребят — устраивал мастер-классы по сборке/разборке автомата». По словам психиатра Владислава Совы, понимание, что Гуменюк сорвался из-за «синдрома АТО», должно привести к активизации программ по созданию ребцентров.

«За границей на это выделяются сумасшедшие деньги. «Афганский» и «вьетнамский» синдромы лечили психологи, а у нас около 50% воевавших подвержены заболеванию, — говорит Сова. Специалист продолжает:

 Чем дольше длится АТО, тем больше больных: они привыкли очень быстро принимать решения. Есть враг — уничтожить всем, что есть под рукой. Граната? Граната! Гуменюка это не оправдывает, но причину поступка объясняет

Переоснащение клиник и новые способы эвакуации

О типе гранаты, которую метнул Гуменюк, официально не сообщают. По данным источника «Вестей», речь шла об РГД-5, модифицированной за счет примотанных к ней болтов, гаек, гвоздей и прочих поражающих элементов. Интересный момент: перед самым отъездом с базы в Межигорье (там находится тренировочная база «Сечи» под Киевом) боец попросил у своего военврача несколько бинтов, не объяснив их назначение. Не исключено, что именно ими он решил примотать к гранате смертоносный груз.

На то, что рванула РГД, по мнению специалистов, указывает характер повреждений. По словам Анны Коваленко, начальницы столичного военного госпиталя, 90% пациентов с Майдана получили осколочные ранения мягких тканей конечностей и костей, а также туловища. «Это как раз тот случай, когда взрывается граната РГД — множественные поражающие элементы разлетаются во все стороны, застревают в мягких тканях, а не в кости», — сказал нам военврач, имеющий опыт работы в зоне АТО Антон Романюк.

Учитывая возможность подобных терактов, Ольга Богомолец уже выступила с несколькими предложениями: обязать пешеходов (вне зависимости от того, митингуют они или идут по делам) расступаться перед проезжающей скорой, увеличить штрафы для водителей за отказ пропустить карету неотложки на дороге:

Нужна была другая, некоммунальная система эвакуации раненых. Ее разработка — дело первостепенной важности

Эксперты считают, что речь может идти о создании такой же системы эвакуации, как в Австрии и Германии, где транспорт — скорые, медицинские вертолеты — находится в ведении Нацгвардии.

Демарш радикалов

Еще одно последствие — выход Радикальной партии Ляшко из коалиции и ее автоматический переход в оппозицию «к президенту, правительству и действующему парламентскому большинству». Ляшко сделал это якобы в знак протеста против принятия поправок в Конституцию о децентрализации. «На деле партия давно была во внутренней оппозиции», — пояснил политолог Алексей Гарань.

Из правительства параллельно попросился в отставку вице-премьер Валерий Вощевский, который трудился по квоте Радикальной партии. Одновременно появилось и сообщение ГПУ о подозрении Вощевскому. Кроме того, есть представление на депутата Лозового и готовятся/уже готовы на Мосийчука и Линько. Лучшая защита от обвинений — это из оппозиции. Теперь Ляшко будет кричать, что это расправа над «врагами режима Порошенко», сообщил нардеп от БПП Сергей Лещенко.

«Это развал коалиции, впрочем, не исключено, что удастся собрать новый формат. Если не будет новой коалиции, у президента появляется возможность распустить парламент. А нынешним политсилам, представленным в Раде, не захочется идти на перевыборы в ближайшее время — тот же «Народный фронт» не допустит перевыборов», — считает политолог Кость Бондаренко.

Важно Кто стоит за терактом под Радой