Понедельничные события под Радой получили ожидаемое продолжение. Вчера на совещании с силовиками Петр Порошенко пообещал запретить ношение балаклав в мирных местах, и особенно — на политических митингах. Назвал и мотивы: увеличение преступлений людей со скрытыми лицами в 2,5 раза, чувство безнаказанности у людей, одетых в камуфляжную форму разных батальонов.

Как бы там ни было, налицо попытка обезопасить мирные собрания. А какую форму обретет тенденция — усиление проверок или «закручивание гаек», увидим в ближайшие недели. И если во времена Виктора Януковича силовики додумались запретить водителям ездить в колоннах более пяти авто, сейчас речь может идти о запрете перекрывать дороги и, не исключено, внедрении разрешительной, а не уведомительной системы оформления митинга (правда, такую норму могут ввести на время, не постоянно). «В первую очередь речь идет о повышении профессионализма самих силовиков, милиционеров. Они должны учиться видеть потенциальные угрозы», — считает экс-замглавы СБУ, генерал-лейтенант Александр Скипальский. А президент Ассоциации профессионалов безопасности Сергей Шабовта убежден: генералы милиции обязаны изучать политический контекст гипотетических угроз безопасности. «Если речь о яростных заявлениях, конфликте полярных сил, стоит ждать беды и пытаться минимизировать последствия», — считает он.

«Вести» изучили мировой опыт проверки подозрительных личностей на митингах и обсудили их с экспертами по безопасности и с самими радикалами.

Детектор металла

Это одна из наиболее распространенных мер безопасности. В неблагополучных районах США ими оборудуют даже средние школы, а в Израиле — магазины и ТРЦ. Однако в случае с массовыми мероприятиями недостаток рамок — в необходимости пропускать людей «поштучно» (скорость пропуска — 10–15 секунд на человека). При скоплении народа перед рамками вырастут очереди, которые сами по себе будут объектом атаки. «Рамки сработают, но к этому вопросу нельзя подходить механически, — считает президент Ассоциации профессионалов безопасности Сергей Шабовта. — При их применении нужен комплекс мер, главная из которых — оценка вероятных угроз. А так площадь митинга оцепляется по периметру, людей досматривают и не впускают иначе, кроме как через рамку». Возможен, конечно, вариант, при котором оружие и/или взрывное устройство закладывается террористами заранее. Но проверка территории перед митингом — компетенция спецслужб. «Сами по себе рамки — примитивная мера. Система должна меняться, спецслужбам нужно располагать базой, в которой будет информация о перемещении взрывных устройств, потенциальных подозреваемых», — считает экс-замглавы СБУ генерал-лейтенант Александр Скипальский.

Досмотр одежды

Поверхностный досмотр, наружное прохлопывание гостей по одежде — альтернатива рамкам. А, по словам Шабовты, в комплексе с просвечиванием митингующих детектором металла это позволит исключить попадание на митинг невидимых для рамки взрывных пакетов, бейсбольных бит, пластиковых палок и прочих «сюрпризов». «Это позволит избежать ситуации, когда милиция стоит в парке и молча наблюдает, как толпа идет с сотней бит, утверждая, что будет использовать их для натягивания флажков», — считает Шабовта. Минус, опять же, — трата времени. Для обыска одного человека понадобится около 10 секунд, а также стенд или обычный стол, куда обыскиваемый будет выкладывать вещи из карманов. Критика ожидаемо звучит из уст самих радикалов. «Я думаю, милиция не имеет права проводить поверхностный обыск — у нее попросту не хватит достаточно компетентных сотрудников, чтобы правильно обыскать толпу и выявить провокаторов», — считает завсегдатай митингов Андрей Лозовой из Радикальной партии. Работать должны физиономисты и спецы по поведенческой психологии. «Нужны тренинги, чтобы милиционер мог отличать подозрительных людей. А у нас все работает в ручном режиме», — считает Скипальский.

Видеокамеры и спецагенты

О намерении установить по периметру Верховной Рады, Кабмина и Администрации президента системы высококачественного видеонаблюдения «Вестям» сообщил советник главы МВД Антон Геращенко. Также вероятно проведение съемок с дрона или квадрокоптера во время митингов: аппарат дает относительно стабильную и качественную картинку сверху, позволяя контролировать передвижение каждого человека. «Сегодня существуют интеллектуальные программы, которые по заданным характеристикам, психотипам поведения могут самостоятельно выявлять потенциальных провокаторов, чьи движения выходят за нормальные рамки», — пояснил нам Шабовта. По его словам, подобные системы были установлены на «Донбасс Арене», НСК «Олимпийский» и «Арене Львов». «Квадрокоптеры еще нужно купить, научиться ими управлять. Это потребует времени, а принимать меры нужно уже сейчас», — считает радикал Андрей Артеменко. Альтернатива — система агентов, снимающих митинг на портативные камеры. Так поступают, например, в Германии, в соотношении примерно 1/20–30 митингующих. Минус — потребность в привлечении колоссальных человеческих ресурсов.

Составление списков

Требование составлять список людей, которые будут участвовать в митинге, инициированном партиями или движениями, впервые появилось во время протестов в России три года назад. Правозащитники в один голос утверждали, что норма неконституционна, поскольку подразумевает невозможность участия в митинге случайных прохожих. «Поэтому если такие списки и должны составляться, то только неофициально, для самих силовиков. Они должны понимать, кто приходит на митинг, и фиксировать присутствие радикалов», — считает Александр Скипальский. Однако, по мнению силовиков, составление списка заставит партии ответственнее относиться к вопросам безопасности. «Если бы политсила четко обозначивала свое присутствие на митинге, зная, что ей придется отвечать за любую провокацию, ей не будет сложно сформулировать список людей — так, не смогут сказать: «Мы не знали о провокаторах», — считает Шабовта. Сами политсилы традиционно видят в этом попытки ограничения свобод. «Это нарушение права на защиту персональных данных, людей могут запугивать», — считает Юрий Сиротюк из «Свободы». «Это путь, по которому шел Виктор Янукович», — резюмировал член СНА и нардеп Игорь Мосийчук.

Запрет балаклав

К запрету скрывать свое лицо на митинге каждая страна подходит по-разному. США еще в XIX веке решили для себя эту проблему: протестовать нужно открыто. Во Франции, Германии маски разрешены. Наши соседи по Восточной Европе, Беларусь, Молдова и, конечно, Россия запретили закрывать лицо около 10 лет назад. Вопрос дискуссионный: с одной стороны, протест против чего-либо является именно гражданским правом человека, и прятать лицо при этом — признак трусости. «К тому же снимается агрессивный тон, который задают митингу молодые люди в масках», — считает Шабовта. С другой, практика показала, что против активистов, которые осмелились показать лица, могут возбуждать дела (проверено Автомайданом). А новоявленные оппозиционеры в Раде, и особенно — из добровольческих батальонов, утверждают, что аресты активистов являются политически мотивированными (что в принципе оправдывает ношение масок). «Я считаю, что никакого толка от запрета прикрывать лицо нет. Это личный выбор человека, что и как ему скрывать, а запрет вызовет протест в обществе, как зимой 2014-го, когда люди вышли на митинг с кастрюлями на голове», — сказал «Вестям» радикал Андрей Лозовой.

Как уберечь себя на митинге

Эксперты по безопасности дают советы, как вести себя в толпе на митинге. В первую очередь, говорят они, стоит избегать мест возле сцены и там, где выступают ораторы, — тут может возникнуть давка, а также сюда могут кинуть взрывное устройство. Вообще лучше стоять с краю, чтобы быстрее выбраться в случае разгона или паники. На митинг не рекомендуют ходить с рюкзаками, сумками, а также стоит избегать одежды с ремнями — за них могут зацепить вас. «Если попали в давку, прижмите согнутые руки к груди, чтобы защитить от давления. Если упали в толпе, сразу постарайтесь встать или хотя бы сначала встать на четвереньки и резко подняться. Если на вас напали и бьют, закройте голову руками и зовите на помощь врача», — говорят специалисты по охране.

В тему Названы пять последствий теракта под Радой