Несмотря на заявления власти об отказе от практики украшения кабинетов чиновников и госучреждений музейными картинами, этот чиновничий обычай еще действует как в регионах, так и в Киеве. «Вести» узнали, какими картинами украшают присутственные места, и как музеи возвращают свое добро.

В АП висят картины на миллионы гривен

Резиденцию «Дом с химерами» и здание АП на ул. Банковой украшают 37 картин из Национального художественного музея. Еще три полотна висят в Кабмине. «Большинство работ — соцреализм, вторая половина ХХ века. Есть картины Татьяны Яблонской и Николая Глущенко, остальное — пейзажи. Ни портретов, ни натюрмортов не передавали — только те картины, которые будут восприниматься людьми, как интерьерное искусство», — сказала нам представитель отдела по связям с общественностью Елена Гончарук.

А источник в Минкульте рассказал, что в их зале официальных приемов висят 12 картин украинских художников — все они на учете «Дирекции художественных выставок Украины». «Красная» цена им — 5–10 тыс. грн. А вот полотна из АП и КМУ искусствоведы оценивают в сотни тысяч. При передаче каждой картины заранее составляются страховые документы, стоимость в них завышается в несколько раз — в случае повреждения хватит на реставрацию.

«Условия хранения жесткие: влажность ровно 50%, температура от 18 до 25°С — и никаких резких колебаний. Представители музея могут посещать картину хоть каждую неделю, чтобы проверять, на месте ли она и в каком состоянии», — рассказала «Вестям» главный хранитель фондов Музея истории Киева Людмила Сургай.

Широко распространена практика «музейного рейдерства» в регионах: там картины очень активно берут из экспозиций местных музеев. «Не скажу, что мы это одобряем — но так мыслит чиновник: это государственное, и я — человек державный. Почему бы не воспользоваться?» — размышляет директор Музея русского искусства Юрий Вакуленко. Сам он в последний раз давал картины АП еще при Ющенко — натюрморт художника Дзыща экспонировался около месяца.

Вернули свои экспозиции

Одесский и Харьковский худмузеи уже вернули все свои экспозиции. Так же — большинство киевских музеев. «Мы весной 2014-го вернули все свои 10 картин и 5 рисунков, выставлявшиеся в Доме с химерами и Мариинском дворце, перекрестились и забыли. Раньше ведь бывали времена, когда мы не могли прорваться в резиденции, чтобы увидеть свои картины, — сказала «Вестям» главный хранитель фондов Музея им. Богдана и Варвары Ханенко Алена Крамарева. — Хорошо хоть, право отбора оставляли за нами, мы могли не давать работы первого ряда — главное, чтобы полотна вписались в сложные интерьеры того же Дома с химерами». После случая с Национальным художественным музеем все полотна тщательно проверяют на подлинность. Работают эксперты: «Как только работа возвращается, ее сличают с фото. Делается заключение эксперта: сверяются кракелюры (трещинки на картине. — Авт.), сличаются края картины, другие мелочи», — рассказала Сургай.

Вспомнили о картинах Глущенко

В прокуратуре активизировали расследование старого уголовного дела о краже картин украинского художника Николая Глущенко прямо из коридоров Кабмина, где подлинники ловко заменили на не очень удачные копии. В причастности к этой истории обвиняют тогдашнего вице-премьера Дмитрия Табачника, он, разумеется, называет это клеветой.

Об активизации следствия свидетельствует несколько решений Печерского райсуда Киева, который в прошлом месяце дал добро на проведение ряда следственных действий, направленных на установление причастных к краже. Досудебным расследованием установлено, что 29 августа 2001 года Национальный художественный музей Украины передал в Секретариат Кабмина на временное хранение 18 произведений. 9 февраля 2004 года директор музея обнаружил и зафиксировал исчезновение двух из 18 картин, а после чего его якобы вызвали на ковер и сказали, что картины возвращены музею, и он должен подписать указанные акты. По оценкам музея, страховая оценка одного подлинника составляет от 560 до 600 тысяч гривен.

Тем временем Неизвестный мужчина повредил работу Дали в Риге