В понедельник бывший глава министерства доходов и сборов Александр Клименко дал первую видеоконференцию. Он пообщался с журналистами и откровенно ответил на все вопросы. Главный месседж Клименко — он возвращается в Украину и политику. Конечно, не физически, поскольку вокруг его фигуры, по словам экс-чиновника, слишком много мифов и домыслов, а также идет политическое преследование. Но общаться с людьми он собирается постоянно — через соцсети, а также новый интернет-проект «Аск Клименко». Любой сможет задать ему вопрос и получить ответ. «Цель политических преследований, которые сегодня против меня ведутся, — не дать мне возможность озвучить стране альтернативное мнение, другой путь развития страны. Я прекращаю эту практику запретов. Я буду использовать все технические и технологические возможности, чтобы общаться с украинцами. Чтобы мы вместе могли говорить о проблемах, искать пути решения. Я буду говорить с теми, кого сегодня запугали, чье мнение забыли спросить. Я знаю проблемы многих украинцев лучше, чем те политики, которые находятся в стране», — начал разговор экс-министр. Подробнее...

О стульях и джакузи

«Чем ложь наглее, тем быстрее в нее поверят. Обо мне запущено много мифов. Например, рассказывали про стул в налоговой, который стоит 70 тысяч долларов. Это написал один журналист без всякой проверки. И хотя потом объяснили, что стул в десятки раз дешевле, этого уже никто не услышал. Говорили о дорогих джакузи. Почему не спросили Клименко о том, как ему далось открыть 576 сервисных центров и решить проблему очередей в налоговой. Что касается джакузи и саун, то они куплены не за государственные деньги, а за мои личные. Так же, как и мебель, которой сейчас пользуется глава налоговой службы. Не говорят о том, что при мне была отремонтирована столовая. О том, что когда я пришел в министерство, температура в кабинетах была всего +5 градусов. Теперь посмотрите, сколько сделано, отремонтировано и построено при Клименко и сколько — сейчас».

О бизнесе

«Если послушать тех, кто подкидывает обо мне мифы, то каждый третий банк в стране — мой. Что у меня много шикарных объектов недвижимости. Я имею отношение ко всему, что есть в Украине. Но мне было легко сберечь то, чего у меня нет. Все, что у меня когда-то было, передано управляющей компании. И я давно к этому не имею никакого отношения и не получаю никаких дивидендов».

Об отношениях с властью

«Никаких отношений с нынешней властью у меня нет. У нас кардинально разные взгляды на развитие нашей страны. Я выступаю за сильную Украину, и наше многообразие не должно становиться камнем раздора. Нужно объединяться и работать ради страны, а не ради кредиторов, которые диктуют нам свои условия. Не забывайте, что я был министром доходов и сборов и многих бизнесменов, олигархов и министров знаю по их налоговым декларациям. И далеко не всем из них хочется, чтобы эта информация была публичной или я задавал публично эти вопросы». Подробнее...

О Донбассе

«У нас есть прекрасная инициатива, которая называется «Восстановление Донбасса». Я считаю, что основой решения проблемы Донбасса должен быть главный тезис — примирение. Мы на сегодняшнем этапе не должны искать виноватых, сделать так, чтобы жители Донбасса не умирали. Если будем искать виноватых, тыкать пальцем, то так конфликт не решим. В этой ситуации нет плохих или хороших парней, там все гораздо сложнее. Нужно сплотиться вокруг главной идеи — примирения. Иначе мы потеряем не только время, но и жизни наших людей».

О Крыме

В ближайшие два-три года вопрос Крыма не будет стоять в политической повестке дня. Прежде чем его решать, нужно закончить войну. И главное — давайте спросим жителей Крыма, а чего хотят они? Чего мы за них решаем? Когда президент говорит, что он вернет Крым за один год, я говорю, что он лжет. Просто он хочет отвлечь нас от насущных проблем».

Обвинения

«Меня в чем только не обвиняли. В сепаратизме, финансировании трагических событий в Одессе 2 мая, в создании каких-то конвертационных центров. Все эти обвинения были разбиты в судах. Потому что все это — бред. Это делается для того, чтобы усилить политическое давление, запугать меня, чтобы не пустить меня в Украину, поэтому нужно постоянно подкидывать дровишек в костер. Но я верю, что Бог все обустроит, что есть Божья справедливость. Я умею держать удар. Если разбираться более глубоко, то многим не нравилось, что я делаю на посту министра доходов и сборов. Когда мы заставляли их платить налоги, делали это справедливо. Я работал с депутатами, приезжал в парламент, убеждал. Были приняты хорошие законы, но уже через месяц после революции в них были внесены поправки, которые полностью их выхолостили. Это было выгодно тем, кто раскачивал ситуацию в Украине.