Сегодня Украина празднует день десантника. Во многих крупных городах в этот день собираются возле памятника воинам-афганцам, например, в Киеве – напротив Лавры. Они почти не вспоминают прошлое, хотя для многих это самое яркое воспоминание жизни.

Те, кто прошел Афган, уже не хотят о нем рассказывать, считая, что то государство их просто "кинуло", а этим их былые победы уже не нужны. Но они очень верят в солдатскую дружбу и готовы всегда поддержать боевых товарищей. Они говорят, что подчеркнуто аполитичны. Но готовы, если нужно взяться за оружие.

КИЕВ

Роман Бабуха, 45 лет

Сейчас Роман - милиционер в отставке, работает в хозчасти одной из воинских частей в Киеве

Я очень хотел служить в десантных войсках, был физически подготовлен. И когда меня отбраковали на медкомиссии в Белой Церкви (демобилизован я был из Киева) из-за маленького роста, а я уже прошел прыжки, я сказал начмеду: "Если не возьмете меня в ВДВ, я дезертирую".

А утром пришел "покупатель" (офицер, набирающий призывников в свою часть), и спросил, "Пойдешь в Афган?", я с радостью согласился. Служил я в 1986-1988 годы, в Афгане был один год, четыре месяца и 12 дней. А учебку проходил в Фергане. Видели фильм "9 рота"? Действие идет именно там и в те годы, когда мы служили, и показали там далеко не все, что мы пережили. Если бы они показали всю правду… Но не будем об этом…

Что было после армии? Немного поработал на железной дороге, служил в милиции, потом ушел на пенсию, как военный пенсионер. И вот, работаю в одной из воинских частей в хозблоке – картошку, капусту разгружаю. Сейчас я далек от политики. Но, иногда, когда сильно припечет жизнь, бываю на акциях. Если будет благородная цель, я готов взяться и за оружие.

Сергей Блубсенков, 23 года

Сергей занимается семейным бизнесом

Я в армию пошел сознательно. Мой отец профессиональный военный, он хорошо знает, что такое офицерская честь, и для меня всегда это было важно. Я служил в Житомире, 95 часть воздушно-десантной бригады.

Очень жалею, что служба длилась только год. Наша часть принимала участие в миротворческой миссии в Косово, Сьерра-Леоне, Ирак, поэтому нам уделяли много внимания. Нам было весело, никакой дедовщины не было. Хотя, между нами, я считаю, что "дедовщина" без унижения человеческой личности в какой-то степени нужна, чтоб молодые знали свое место. Правда, за пределы Украины мне так и пришлось попасть, хотя мне очень хотелось быть миротворцем. Но после армии такой азарт стал меньше.

Я считаю себя аполитичным человеком. Я смотрю вот на тех афганцев – они пришли почти все с сахарным диабетом, который, как известно, от нервов, они были брошены своей страной. Но у всех десантников есть общая черта – обостренное чувство собственного достоинства. Вы никогда не увидите десантника с протянутой рукой в переходе.

Я сейчас участвую в семейном бизнесе своего отца. Если бы сейчас у нас в государстве уважали армию, как когда-то, я бы стал офицером, как мой отец. Многие из моих ребят пошли в милицию, в ГАИ, у кого-то свое дело. Кого-то даже звали на митинги. Но если бы мы туда пошли, всем, поверьте, было бы мало места. Десантники – очень организованная сила, и все легкие на подъем.

ДНЕПРОПЕТРОВСК

Сергей Чивелев, 53 года

53-летний Чивелев готов меряться с кем угодно силами хоть сейчас

Я служил в Каунасской части ВДВ. Сначала пулеметчиком, потом санинструктором был. Когда "деды" начали нас клепать, мы стали проситься десантниками в Афган. Но, когда стал приходить "груз 200", мы немного охладели.

Служил в группе захвата, так нас в 80-м году два месяца усиленно тренировали, обучали захватывать объекты. Очевидно, готовились к захвату Польши, но, слава богу, там чехословацкий сценарий не повторился.

После армии нужно было в милицию идти, но я поздно кинулся – когда в 31 пришел в "Беркут", меня уже не приняли, хотя, если бы было офицерское звание, возможно взяли бы. Перепробовал много работ – был и на комбайновом заводе, и на Дальнем Востоке, и на рефрижераторах. Сейчас работаю охранником на рынке.

ВДВ дали мне отличную моральную и физподготовку, даже сейчас в 53 года хоть с кем могу силами помериться. Раза 3-4 в год делаю разведвыходы по 70-100 км из Днепра к себе в село, да и по городу бывает из края в край пешком не в тягость пройтись.

Олег Коробейников, 42 года

Сергею Коробейникову обидно, что ВДВ нынче толком нет

После учебки в Фергане служил в Афганистане. В наш полк, кстати, входила та самая девятая рота, но ребята отличились через год, после того, как я в 1987 году уволился. С парашюта десантники там не прыгали, но с вертолета десантировались постоянно. Наш полк приравнивался к спецназу ВДВ. ВДВ всегда считались элитными войсками – говорили, что рядовой десантных войск равносилен майору сухопутных.

Нас учили тому, чему не учили других. А сейчас десантных войск фактически нет. Ну что такое "аэромобильные войска"? Для чего Маргелов создавал такую армию, чтобы вместо нее осталась обыкновенная мотопехота, которой дают сделать два прыжка с парашютом? Служба закалила характер, но сейчас больше рассчитываю на поддержку Союза афганцев.

После армии поначалу было тяжело психологически, но потом отошел. 15 лет работал в ЖЭКе слесарем, сейчас работаю на стройке, отделкой занимаюсь.

КРИВОЙ РОГ

Александр Васильев, 45 лет

Сейчас Васильев - военный пенсионер

Я служил в 1986-1987 годы. Мы из Кандагарского спецназа. Это южная точка Афганистана, на несуществующей тогда границе с Пакистаном. Если помните, был фильм "Кандагар", это там. Мы с ребятами всегда встречаемся в этот день в Киеве, Евпатории, Керчи. Правда, с каждым годом нас все меньше. Приезжают ребята отовсюду – из Белоруссии, России.

У всех жизнь по-разному сложилась, кто-то пошел в политику, кто-то в школе работает, много в силовых структурах служили. Я на гражданке работал дизайнером по керамике. А в армии даже расписал казарму, временные сюжеты – зима, лето… Занимался бизнесом. Но сейчас им занимается жена. А я ей помогаю, безопасность обеспечиваю.

Но об Афгане меня не спрашивайте, и не спрашивайте никого. Никто вам ничего не скажет. Я не вижу смысла ворошить прошлое, а плакаться из нас никто не привык. Я пришел к этому выводу в 2008 году, когда похоронил своего кума и однополчанина, после чего сам перенес инфаркт и получил инвалидность. Эти воспоминания сжигают людей. И не думаю, что сейчас надо к этому возвращаться, нагнетать. Это наша война и наша боль. Сегодня у нас праздник, мы веселы, потому что рады видеть друг друга. И все. Точка.

ДОНЕЦК

Владимир Беспалов, 64 года

Беспалов свой опыт передает молодежи

После службы работал в нескольких местах, в том числе и на вредной работе потом перешел на преподавательскую работу в школу. Передавал пацанам так сказать жизненный опыт.

Сейчас уже на пенсии. Вот внука приучаю к компании десантников. И хотя здоровье уже не то, да прыжки многочисленные во время службы тоже сказались, но ни минуты не жалел о службе в 119 гвардейском каунасском десантно-штурмовом полку. ВДВ – это, без сомнения, школа жизни для мужчины

Владимир Лабецкий, 54 года

Лабецкий считает, что ВДВ сделал из него мужчину

Служил в Азербайджане в 37-м десантном дивизионе. Потом всю дорогу был водителем. 13 лет отработал на Магадане вместе с семьей, потом вернулся на Родину.

Служба в ВДВ дала очень много, в первую очередь, умение поступать правильно и быстро в любой ситуации, поступать так, как подобает мужчине.

ОДЕССА

Александр Покрячко

Сейчас Александр занимается строительством

Год отслужил в Афгане, был командиром боевой машины десанта, потом полгода в Фергане, затем псковская дивизия. В1986-м году закончил срочную службу, но остался в армии, перейдя в ВВС, был техником самолета.

В настоящее время занимаюсь строительным делом. Считаю, что десантнику на гражданке намного проще, чем остальным военным. Требований намного больше, следовательно, и подготовка лучше. Высокий уровень самодисциплины, ведь нужно всегда держать марку, бывших десантников не бывает. В жизни это очень помогает.

День ВДВ стараюсь всегда отпраздновать с семьей, боевыми товарищами и их семьями. У нас, конечно, не так буйно празднуют как в России, более цивилизованно, однако всякое бывает…

Сергей Махашев

Сергей Махашев стал соучредителем конструкторского бюро

Из армии уволился в 1993-м году, до этого два года воевал в Афганистане, был командиром разведовательно-диверсионной группы, командиром парашютно-десантной роты.

Увольнение у меня было по инвалидности, поэтому я решил, что должен сделать все возможное, чтобы помогать инвалидам. У нас свое конструкторское бюро, которое занимается разработкой оборудования для реабилитации инвалидов. Аналогов в мире этому оборудованию нет. А вообще после увольнения сначала было очень тяжело, я профессиональный военный, и мирная жизнь первое время была для меня кошмаром.

КРЫМ

Роман Лобик, 30 лет

В семье Романа служить в ВДВ стало традицией

Служить в десантных войсках – можно сказать, это у нас семейное. Мой старший брат отслужил два года, когда я еще был школьником.

Знаете, как он возвращался из армии? Его встречало все село, а особенно девчонки не могли на него наглядеться: высокий, красивый, с армейскими татуировками. Я тогда очень им гордился и уже знал: подросту, тоже пойду в воздушно-десантные войска. Так и получилось.

После окончании школы, когда подошло время призыва, меня направили в военкомат. Там сразу определились – только в "десантуру". Конечно, было тяжело, но ты набираешься колоссального опыта, выдержки, смелости. Я не могу вспомнить что-то одно: всякое было – и хорошее, и плохое. Сейчас мы с товарищами, как и сотни отслуживших по всей стране, каждый год в этот день собираемся и празднуем. Это святое! У меня растет сын, возможно, и ему будет уготовано пойти по моим стопам и послужить в ВДВ. Наверное, я буду этому только рад.

[video-gallery:clip id="88601" width="580" height="326"]

Видео "Вестей": Десантники отпраздновали свой день в парках с детьми