Первый «большой день» на Генассамблее ООН начался нерадостно для Украины. Открывая сессию, Генсек Пан Ги Мун сказал, что на «украинскую программу» не хватает средств — она профинансирована на 39% (речь о медицинских и гуманитарных мерах). И денег в целом не предвидится. На аналогичные мероприятия в Сирии выделили и того меньше - всего треть от запланированного. Тема Украины и Сирии вообще шли бок о бок. Прогнозируемо (и к величайшему сожалению для украинской делегации) главной темой была все-таки ситуация в Сирии.

Демарш делегаций

В числе первых же ораторов вчера выступил Петр Порошенко, но это была не «главная» речь, а, скорее, отчет в рамках Саммита развития. Звучало фантастически. Хоть все становится на место, если учесть, что президент говорил о 15-летних успехах. «Что мы сумели: сократить уровень бедности втрое, улучшить систему здравоохранения, почти в 2 раза сократить детскую смертность, — отчитался Порошенко. — Но развития не может быть там, где гибнут люди в результате предательской агрессии РФ». Реакции российской делегации не было — часть ее покинула зал, как только президент поднялся на трибуну (украинская отыгралась позже, когда в зал вошел Владимир Путин). Также утром президент высказался по встрече Путина и Обамы: мол, надеется, что у президента США хватит куражу напомнить коллеге о необходимости выполнения «Минска-2».

Противоречия лидеров

Куражу хватило. С Украины Обама начал речь, ею и закончил. Посылов несколько: во-первых, Крым аннексирован РФ, а на Донбассе — прямая агрессия. Во-вторых, санкции против РФ все еще имеют смысл. «Мы не можем стоять в стороне, когда суверенитет и территориальная целостность вопиюще нарушены. И то, что произошло в Украине, может повториться в любой стране мира, — вот основа санкций», — заключил Обама. Путин этих слов не слышал: его самолет опоздал (по версии дипломатов, это мог быть специальный тактический ход, сродни выходу делегации из зала, но без скандальной коннотации), и в зал президент РФ вошел, когда американский коллега уже закончил. Украинскому вопросу он посвятил буквально полторы минуты. «Угрозами, оружием целостность Украины не обеспечить, а нужно. Необходимо реально учитывать интересы и права людей на Донбассе, уважать их выбор, согласовывать с ними, как предусмотрено Минскими соглашениями, ключевые элементы политического устройства страны», — Путин фактически повторил свои же тезисы о переговорах Киева с Донецком.

«Формально позиции по соблюдению «Минска-2» у них общие, но различия в украинском вопросе есть. Парадокс Путина: он призывает Запад к тем же вещам, которые сам не выполняет. Призывает не давать оружия террористам — и сам же его дает, призывает не вести диалога с террористами — но просит Киев сесть за стол переговоров с нелигитимными структурами», — считает политолог Владимир Фесенко. Схожие противоречия, впрочем, обнаружили и в речи Обамы. «Поразительно, как Обама в одну небольшую речь умудрился вложить и фразу о необходимости «уважать суверенитет нации» (об Украине), и требование убрать президента суверенной страны (о Сирии). И никакого ж противоречия не чувствует», — отметил политолог Владимир Корнилов.

Сессия прошла под знаком Сирии

В сирийском вопросе консенсуса нет. Слишком различны позиции. Путин настаивает на создании спецкомиссии по Дамаску из РФ, США, Ирана, Турции, Египта и Саудовской Аравии. Башар Асад, осаждаемый ИГИЛом, остается президентом и получает силовую поддержку мира. Возвращается довоенный порядок (сам Путин при этом получает лавры миротворца). Обама уверен: возврата к довоенному статус-кво быть не может «после всего, что произошло в Сирии — с бомбежками и химоружием», и президента Башара Асада должно заменить переходное правительство. При этом США готовы сотрудничать хоть с Ираном, хоть с Кремлем. И у сильных стран нет единой позиции: Ангела Меркель согласна с Путиным (позиция обусловлена желанием остановить поток беженцев), а Британия намерена требовать немедленного отстранения Асада, правда, появилась информация, что он может и отказаться от ультиматума.