На прошлой неделе главный юрист Администрации президента Андрей Портнов заявил, что в Венецианскую комиссию уже направлен законопроект «О прокуратуре», разработанный в Администрации президента. В новом проекте прокуратура лишается одной из своих самых важных функций — досудебного следствия. Подхватить прокурорские «щит и меч» должна будет совершенно новая структура — Государственное бюро расследований (ГБР). По словам Портнова, в новом Уголовно-процессуальном кодексе уже прописан круг обязанностей ГБР. Это уголовные производства, где подозреваемыми будут сотрудники правоохранительных органов, судьи и чиновники 1–3 категории (от министров до начальников главков). Портнов прогнозирует принятие закона «О Государственном бюро расследований» в будущем году, однако уже сейчас эксперты активно обсуждают, каким должно быть «украинское ФБР», и даже появляются альтернативные законопроекты. Позиция же Генпрокурора Виктора Пшонки неизменна: с Госбюро нельзя спешить, а если создавать — то только под присмотром прокуратуры.

Госбюро против коррупции

«Такой орган, как Госбюро, нужен в государстве, чтобы бороться со злоупотреблениями на самой верхушке. Бюро должно иметь серьезные гарантии независимости, а основная функция его — это борьба с коррупцией в высших эшелонах власти, — заявил «Вестям» Владимир Олийнык, нардеп-регионал, член парламентского комитета по законодательному обеспечению деятельности правоохранительных органов. — Такой законопроект сейчас разрабатывается экспертной группой Администрации президента, но пока согласованного проекта я не видел». Со слов депутата, оппозиция пытается предлагать свои законопроекты «О Госбюро», однако все они, по его мнению, обречены на провал. Олийнык считает, что законодательная инициатива по созданию Госбюро расследований должна исходить не от оппозиции и даже не от Партии регионов, а от Кабмина или президента.

К слову, перед выходными нардеп от «Батькивщины» и генерал СБУ в отставке Андрей Кожемякин зарегистрировал в Раде собственный законопроект «О Госбюро расследований». Оным, по сути, создается еще одна генпрокуратура. По версии оппозиционера, новое бюро должно иметь достаточно большой штат, а функции его главы настолько широки, что он вправе даже подписывать международные соглашения. Регионал Олийнык уже заявил, что на комитете будет выступать категорически против этого проекта, а если учесть, что большинство — у ПР, то этот законопроект практически не имеет шансов быть внесенным даже в повестку дня.

Кто что будет расследовать

Если Государственное бюро расследования будет создано, то все нынешние следственные полномочия прокуратуры поделят между новой структурой и МВД. Например, «коррупционные» дела последнего времени с участием чиновников расследовало бы ГБР: дело экс-премьера Тимошенко, дело экс-главы Госкомфинуслуг Волги и скандального ректора Налоговой академии Мельника. И даже громкое дело Ирины Крашковой тоже расследовало бы бюро, ведь в нем замешаны сотрудники МВД. А «чистый» криминал, который сейчас могут расследовать как прокуратура, так и милиция, перейдет в исключительное ведение МВД.

Кликните по изображению для увеличения

«Украинское ФБР» не должно иметь раздутых штатов»

Генерал-полковник Михаил Корниенко, член экспертно-консультационного совета при МВД, полагает, что лучше всего для украинского бюро подошел бы опыт России, в том числе и негативный при создании Следственного комитета и, возможно, образец Федерального бюро расследований США.

«В России до сих пор существенные разногласия между руководителем СК и генпрокурором из-за пересечения полномочий, однако прокуратура у них надзирает за следствием. Сам же СК России относится к исполнительной власти и подчинен президенту, а прокуратура у россиян относится к судебной ветви власти, — говорит Корниенко. — Мы должны учесть и не повторить ошибок россиян. Вот казахи недавно тоже запустили у себя Следственный комитет, он поработал около года, а потом его деятельность вынуждены были свернуть из-за проблем с разграничением полномочий».

Глава правления Центра политико-правовых реформ Игорь Колиушко убежден, что украинское Госбюро расследований не должно иметь больших раздутых штатов. «Это должен быть небольшой по численности, четко структурированный орган, который боролся бы со взяточничеством, превышением власти и служебных полномочий и другими проявлениями коррупции на уровне крупных госчиновников, — считает Колиушко. — Сейчас ведутся дискуссии, какие конкретно функции, кроме следствия, этот орган переберет на себя из прокуратуры, МВД и СБУ и других силовых органов. По переходным положениям УПК, прокуратура может расследовать дела до 2017 года».