С затишьем на Донбассе обострился вопрос миротворческих батальонов, которые внедрены в систему ВСУ, Нацгвардии и МВД.

Бойцы говорят, что им прекращают денежное довольствие, а с едой возникают перебои. 

«Даже спасибо не сказали»

В батальоне Киев-1 с 7 ноября ждут прекращения денежного довольствия (сейчас — 3–7 тысяч грн для рядового).

«До этой даты мы находимся в районе Курахово Донецкой области как бы в командировке. А потом можем повторить судьбу Торнадо — там ребята до сих пор ждут перевода в другие подразделения», — переживает источник «Вестей» в батальоне.

В руководстве Киев-1 нам сообщили лишь о планах по объединению в один полк с Сичью, Золотыми воротами и Киевом-2 в подчинении МВД.

«Но бойцы уже готовы поднимать волну в прессе — нет ни статуса участника боевых действий, ни обещанных участков», — сообщил наш собеседник.

Та же неопределенность — и в Айдаре. «Нас передислоцировали на новое место и, что конкретно мы должны делать, не говорят. Мы вооружены, ждем дальнейших указаний», — сказал нам замкомбата Айдара Валентин Лихолит.

В батальоне им. Кульчицкого говорят, что у них начались перебои с едой. «Всегда склады были полные: официальное довольствие плюс волонтеры помогали. Сейчас же кушать нечего. Вот надеемся, что привезут мешки с картошкой», — говорит боец Николай Н.

По его словам, многие бойцы разочаровались в армии, руководстве.

«С момента жестких боев, когда нужна была защита на передовой, нас «сливали», подставляли. Последней точкой была ситуация в Станице Луганской: спасали бойцов ВСУ. Нам обещали ордена, но даже спасибо не сказали! О нас вообще сейчас власти забыли», — пожаловались «Вестям» в батальоне им. Кульчицкого.

Судьба добробатов зависла в воздухе

Генштаб просит батальоны потерпеть: их ждет постепенное переформатирование в полки и окончательное вмонтирование в структуру ВСУ и МВД.

«Бойцов никто не бросает, есть поддержка. Батальоны оставили в зоне АТО, но не на передовой. Тот же Айдар проходит боевую переподготовку в одном из боевых гарнизонов», — сказал нам спикер Генштаба Владислав Селезнев.

По проблемам с получением земли нужно обращаться к местным властям, а с получением статуса участника боевых действий — идти в военкоматы, продолжает спикер.

Волонтерские организации также рапортуют о поддержке «своих» добробатов. «Никто не обижен, все получают и зимнюю одежду, и продукты, и вооружение», — сказал нам известный волонтер Армен Никогосян.

Тем не менее вопрос повис в воздухе: что будет с теми батальонами, которые откажутся расформировываться для перехода в воинскую структуру или МВД (захотят оставить своего комбата или субординацию).

«Батальоны должны иметь право на официальное существование. Они сейчас универсальная защита — еще не новая полиция, но уже не старая армия, — сказал «Вестям» нардеп-«фронтовик» Юрий Береза. — Однако добровольцы должны понять: они либо станут адекватным примером для остальных, либо покинут ряды».

Политологи видят проблему.

«У добровольцев сомнительный правовой статус. Плюс проблемы с социальной адаптацией. Это на фронте было все четко — «свой — чужой». В мирной жизни они рискуют не найти себя», — говорит Андрей Золотарев.

По его словам, власти этого не замечают, боятся, что батальоны станут штурмовыми отрядами в руках оппозиции. «Не все найдут себя в общественной деятельности или госструктурах. И обязательно появятся «покровители», которые направят в свое нужное русло», - говорит он.

Азов просит паспорта для «варягов»

В полку Азов основной проблемой называют легализацию и предоставление гражданства иностранным бойцам. Таковых в полку сейчас порядка 30 человек — больше всего из Беларуси и России, но есть шведы и грузины.

«Они добровольно воюют, хотят получить гражданство. В России и Беларуси их ожидает от 10 до 15 лет тюрьмы, но и тут им не дают гражданство, придумывают отговорки — нет законов, идут боевые действия. Ребята ждут, но долго ли», — пояснил «Вестям» пресс-секретарь полка Азов Андрей Дяченко.

Официальная позиция ВСУ по этому поводу: пока нет соответствующего закона.