Заканчивается подсчет голосов на выборах. Большинство махинаций происходит именно на этом этапе — причем, как утверждают эксперты, при помощи малых партий. «Вести» узнали, как куют состояния их владельцы.

В украинских теризбиркомах аншлаг. Представители избиркомов подвозят пачки бюллетеней (мешки просто сваливают в помещениях) и протоколы комиссий.

Политтехнологи утверждают: на этом этапе в документах происходят электоральные «чудеса».

«Небольшие партии, которые пошли на выборы, заведомо осознавая, что ничего выиграть не смогут, которые имеют по социологии и экзитполам скромный результат в два – три процента, по итогу получат от половина до одного процента», — рассказал «Вестям» политтехнолог Захар Чистяков, управляющий партнер агентства конфликтного пиара PR i Z. 

«Эти политсилы являются, по сути, «дойными коровами», поясняет политтехнолог. 

«Сейчас в стране куча людей бегают, договариваются, сколько голосов и кому можно слить аккуратно и без скандала», —  рассказывает политтехнологи. 

Речь о партиях, участвующих в выборах по принципу «не догнать, но хоть согреться». По мнению экспертов, таковых в списке из 142 политсил не менее 60 процентов.

«Это повсеместное явление. У одних отнимают, другим добавляют. Доноры — полупроходные партии и те силы, которые шли на выборы с надеждой на авось, но проиграли: их голоса забирают либо по доброму согласию (если у инвесторов опустились руки), но чаще — за мзду. Еще вариант: отнимают силой, если у партий нет юридического ресурса для защиты результата», — пояснил политолог Андрей Золотарев. 

Существенно накрутить рейтинг нельзя

Другое дело, что нужна возможность для реализации. Ведь если силы в комиссиях между конкурирующими силами распределяются 50/50, провернуть схему по перетоку голосов уже проблематично, рассказал политолог.

Цена вопроса разная. Технологи  называют суммы гонораров от 10 тысяч долларов в регионах за «содействие» до нескольких миллионов в больших городах.

Впрочем, дележ рейтинга слабаков в любом случае будет несущественным, «нафаршировать» заведомо провальный результат не получится.

«Диванные» партии умещаются на одном «электоральном диване». Как бы ни аргументировали переток голосов, существенное движение не скрыть», — считает политэксперт Кость Бондаренко.

Но есть еще более надежный способ заработка  — использование квоты, положенной политсилам, в комиссиях (а также наблюдателей).

«Ради этого на выборы пошли мелкие проекты, не претендующие и на одну десятую процента — им специально нужно было получить на жеребьевке места в комиссиях. Они и рекламу не давали. Учитывая, что цена «спасибо» за некоторые места в комиссиях переваливала за пять тысяч долларов, можно представить себе порядок сумм — на нынешних выборах это минимум пара миллионов долларов», — сказал нам один из «полевых» политтехнологов.

Распродажа партий

Любопытно, что в Сети после выборов началась распродажа политпартий. На спецсайтах есть разные предложения: от «свежака» 2014 года регистрации по 40 тысяч долларов до «большой партии — участника последних парламентских выборов» в два раза дороже.

Причем расценки чуть подросли с лета (торговали по 25 тысяч долларов), но по сравнению с 2008 годом (до миллиона долларов) все равно не дотягивают.

«Раньше, чтобы участвовать в выборах, они должны были существовать не менее года. Сейчас норма отменена, вот и подешевело, — пояснил Бондаренко. — Зарабатывают на этом руководители партий, те, кто держит статут и печать. Моральная сторона не стоит — цинично, но правда».

Результаты выборов 2015. Новости по теме