В окна рабочего кабинета генпрокурора Виктора Шокина в ночь на вторник стрелял снайпер. Никто не пострадал: стекло оказалось бронированным.

Стреляли во время совещания по Корбану 

Три выстрела прозвучали в 21:52 понедельника. В этот момент в рабочем семикомнатном помещении, образующем кабинет Виктора Шокина на девятом этаже, находился сам глава ГПУ и несколько руководителей подразделений прокуратуры.

Как пояснил «Вестям» источник среди силовиков, «кризисный штаб» обсуждал арест Геннадия Корбана.

«В Чернигове в тот момент рассматривали второй отвод председательствующего судьи, истекали 72 часа, положенные по УПК для задержания, — пояснил собеседник. — В разгар обсуждения прозвучал звук, будто в окно бросили пару камней. Один из помощников генерального заметил трещины на стекле, тут же подняли в ружье сотрудников УГО, охраняющих здание».

Шокин перешел в помещение, окна которого выходят во внутренний двор. Окна в кабинете бронированы, причем защищено лишь внутреннее стекло — внешнее спокойно осыпалось.

Любопытная деталь: бронирование окон — заслуга экс-генпрокурора Виктора Пшонки, он распорядился установить пуленепробиваемые триплексные стекла (выдерживают попадание из автомата Калашникова, стоят около 300 долларов) и защитил кабинет не только от прослушки, но даже от газовой атаки.

Сбором улик на месте руководил лично главный военный прокурор Анатолий Матиос и глава милиции Киева Александр Терещук.

Работали активно. «Уже в восемь утра пришли следователи, интересовались, где я был вчера вечером и что слышал», — рассказал «Вестям» житель близлежащего дома Вячеслав, чьи окна выходят во двор ГПУ.

Было ли покушение?

Траектория полета пуль, выпущенных из снайперской винтовки, показала: стреляли из соседнего техпомещения, принадлежащего заводу «Укрподшипник».

По словам Матиоса, обстрел производили в расчете на попадание в голову или туловище, причем шторы были опущены, стало быть, стрелок знал о размещении вещей и предметов в комнате, в том числе и о месте, где мог сидеть генпрокурор.

«Пулю направили, скорее всего, с использованием тепловизора — шторы и роллеты были закрыты, увидеть тень людей, находившихся в кабинете, было невозможно», — сказал Матиос.

Суммировав факты, в ГПУ заявили: стрельба — покушение на жизнь Шокина.

«Возможна месть в виде реального покушения на убийство, — пояснил политэксперт Тарас Черновил. — Право на существование имеет версия о запугивании. Преступные группировки часто действовали так против правоохранителей, но пока решение об убийстве еще не созрело». 

Однако вопросы возникли у специалистов-силовиков. Раз уж стрелку была знакома обстановка кабинета, почему он не знал о бронестеклах?

«Каким образом попали именно в кабинет генпрокурора? Тут с ходу не запомнишь, где он находится. Нужно, чтобы человек глубоко владел информацией, — значит, могли стрелять для резонанса», — считает бывший глава Службы внешней разведки Николай Маломуж.

«Следователи обязаны отработать все версии — от теракта и мести вплоть до пиара самого Шокина. Увы, в стране сегодня возможно все что угодно», — заключил экс-замглавы ГПУ Алексей Баганец.

Покушение на Шокина. Новости по теме