В рамках «европакета» законов Рада приняла четыре, позволяющих сначала арест, а затем — и конфискацию имущества людей, уличенных в коррупции.

Также можно налагать арест на активы «третьих лиц» — родственников, друзей или знакомых, на которых мог оформить имущество коррупционер.

Уточнение содержится в изменениях в УПК: третье лицо должно было знать, что ему дарят «троянского коня»  (или при покупке сумма существенно занижена), в противном случае объект непременно изымут.

Отчуждение происходит на первом этапе следствия (чтобы владелец не успел спрятать концы в воду), а цена конфискованного имущества должна быть соизмерима со стоимостью неправомерно полученной выгоды.

«Вести» исследовали принятые законы, главный из которых — о Нацагентстве по выявлению, розыску и управлению активами, полученными от коррупционных и иных преступлений. Остальные так или иначе написаны для его поддержки.

Кто будет конфисковывать имущество

Создается специальное Агентство со штатом в 100 человек (центральный и региональные офисы), подконтрольное Кабмину и подотчетное Раде.

Его главу в духе времени будут выбирать на конкурсной основе спецкомиссией (кроме представителей Кабмина и Рады, в нее войдут лица, «имеющие высокий общественный авторитет»).

Глава получит двух замов и приятные обязанности по хранению и управлению активами.

«Изначально мы были против функций по управлению, администрированию имуществом, чтобы сосредоточились только на сохранности. Ведь, учитывая, что Агентству подотчетно не только конфискованное, но и арестованное имущество — это огромный объем, а в законе есть масса «дыр», — утверждает депутат от Видродження Валерий Писаренко.

Сотрудники могут превратиться в людей с самыми крупными активами в нашей стране, считает он.

Глава Агентства обязан отчитываться не только о состоянии активов, попавших под арест или вернувшихся из других стран, но, главное, о процентах, «накапавших» на эти суммы, и деньгах, потраченных на содержание (арестованного автопарка или суммах, потраченных на отопление чьего-то поместья).

Каждый год работу агентства будет оценивать «тройка», назначенная президентом, Кабмином и Радой. Если оценка положительная, глава и его замы получают премию (в объеме трех зарплат). Интересная деталь: чтобы коррупционер не смог оградить себя от всевидящего ока борцов с коррупцией, должностные лица Нацагентства получили беспрепятственное право доступа в любые госорганы и возможность просматривать, по сути, любые материалы «для осуществления полномочий Нацагентства».

Кто попадает под действие новой нормы

Во-первых, под действие закона подпадают прямые коррупционеры (чиновники, получившие взятки или люди, предлагавшие деньги).

Во-вторых, люди, получающие «неправомерную выгоду» (учителя, врачи — все служащие, получающие «подарки» от посетителей).

«Но формально под закон можно подтянуть любое лицо по уголовному производству, в котором фигурирует чья-то выгода, и даже по гражданскому иску», — пояснил «Вестям» профессор права Иван Либерман.

Хорошие новости: «мелочь» Нацагентство не интересует. Только активы стоимостью выше 200 минимальных зарплат (сейчас это 275,6 тысяч грн — стоимость авто).

Если «общий вес» взятки меньше, Агентство останется в стороне.

Аресту подлежат такие активы: движимое/недвижимое имущество, счета в банке, ценные бумаги, наличность, слитки ценных металлов (весьма распространенная у топ-чиновников форма хранения сбережений).

Впрочем, не только: юристы пояснили, что, если, к примеру, машина подозреваемого стоит дешевле общего «веса» обвинений, «агенты» придут домой, чтобы описать телевизор, холодильник и стиралку.

«При этом в законе нет нормы, по которой можно было бы, как сейчас, обратиться с заявлением-просьбой использовать имущество, например, жить в арестованной квартире или ездить на арестованном авто», —  уточнил Либерман. 

После ареста у активов есть два пути. Если прокурор или суд принимают в итоге решение об отмене ареста (или арест теряет силу), активы возвращаются владельцу в течение пяти рабочих дней (деньги на счет вернут спустя трое суток после передачи реквизитов). Если же, наоборот, суд принял решение не в пользу владельца, активы ждет конфискация и принудительная продажа — для этой цели будут организовываться аукционы или публичные (в т. ч. электронные) торги.

Деньги от реализации перечисляют на депозитные счета Нацагентства (а после решения суда — передают в госбюджет). Есть нюансы. Для начала имущество оценивают, нанимая независимых оценщиков, отобранных по конкурсу. После — передают на хранение.

Если речь об авто или материальных ценностях, их поместят на спецплощадки (предполагается, что «надлежащие помещения и площадки» будут обеспечены незаинтересованными бизнесменами).

«Разумеется, по закону все прозрачно, по конкурсу. Но на практике самые хлебные конкурсы закрыты: данные о них печатаются в «своих» изданиях, и хорошо, если тираж был распространен: случается, его передают с типографии прямо в багажник авто — на растопку. Это касается и оценщиков: очень коррупционный момент с занижением или завышением стоимости — как будет нужно людям из Агентства», — убежден адвокат Алексей Самохин.

Опасные моменты нового закона

Еще один аспект: если арестовывают завод или предприятие, нарушать хоздеятельность нельзя. С этой целью Агентство пригласит для управления «независимого администратора» — наемного менеджера из числа предпринимателей (их также определят на конкурсе). Условие одно: менеджером не может быть заинтересованная сторона.

«Но лишь формально администраторы будут независимыми, реально понятно, что на серьезные объекты лица, которые не имеют отношения к организаторам, допущены не будут», — резюмировал Алексей Самохин.

Опасный момент — статья закона о «скоропортящемся» имуществе. Если «активы» — это, к примеру, две тонны семги (это вполне возможно — аресту ведь подлежит все имущество, которое можно найти, на сумму злоупотреблений), рыба подлежит немедленной продаже. Разрешение на это должен дать следователь или прокурор в деле.

«Есть норма, по которой реализовывать должны имущество, которое «теряет стоимость». А это авто, ржавеющее на спецплощадке. И квартира, которая дешевеет из-за простоя рынка недвижимости. Агентство продаст это имущество (хорошо, если по реальной стоимости — «независимых» оценщиков-то никто за руку не поймает!), и деньги, вырученные в гривне, положат на счет Агентства. Там они пролежат, пока не закончится дело против собственника. А это год, и три — деньги обесценятся», — анализирует Писаренко.

Должники навсегда

«Закон в принципе имеет исключительно обвинительный уклон. Учитывая, что та же арестованная квартира требует оплаты ЖКХ, а машина — техобслуживания, а счет в итоге «выкатят» владельцу (причем за все время, что шел процесс — хоть три года). Так из людей делают должников навсегда», — считает Либерман.

В целом же закон эксперты называют настоящим рейдерством. В неправомерной выгоде  могут обвинить того, у кого хотят забрать бизнес, отомстить за что-то или просто убрать с дороги. «Это новый инструмент для сведения счетов с неугодными», - говорят эксперты.

Другие новости Украины