Спецпроект "Вестей". Новости по теме

Старость неумолима. Это закон природы. Сделать так, чтобы в этот период жизни человек был окружен заботой и вниманием, — закон людей. И важно, чтобы мы соблюдали его не только по отношению к своим близким, но и к тем, кто в силу разных причин остался один.

В нашей стране больше сотни домов престарелых, где нашли свое пристанище пожилые люди. Что мы знаем о том, как они живут, о чем мечтают, в какой помощи нуждаются?

В нашем новом проекте «Сильнее старости» мы попытаемся дать ответы на эти вопросы. Каждую неделю мы будем рассказывать о жизни в одном из домов престарелых, особое внимание уделяя нуждам стариков. Надеемся, что к нашему проекту присоединятся те, кому не безразлична судьба человека, оказавшегося на склоне лет в казенных стенах.

Наши контакты: Vlad_Abramov@vesti.ua, тел. : +38 (067) 245 57 45

В селе Красиловка под жилье старикам отдали один из корпусов райбольницы. Рассчитан дом престарелых на 15 человек, сейчас здесь живет 13. На отоплении приходится экономить. «Котел поставили на «единичку», если больше — не сможем заплатить», — признается директор.

«Мы живем скромно, очень скромно. Даже ковровые дорожки убрали и на склад отнесли, потому что не можем их часто стирать — это же и порошок нужен, и вода расходуется. На всем приходится экономить. Вот сейчас котел на «единичку» поставили, чтобы газ не тратить, — признается Людмила Ваганова, директор дома престарелых в селе Красиловка. — Хорошо хоть с едой проблем нет. У нас небольшой огород есть, нам своих овощей всегда хватало. Правда, этим летом была такая жара, что все посохло. Спасибо соцработникам, которые в селах с каждого двора собирают по ведру картошки — для нас и райбольницы. И девчатам-волонтерам спасибо, привозят нам по чуть-чуть крупы и медикаментов. И, конечно, мы сами из дома что-то приносим. Попросят бабушки молока или солений — как им отказать? Вот так и выживаем».  

В Красиловке дом престарелых открыли 13 лет назад, отдали старикам один из корпусов райбольницы. Но и тогда и сейчас денег хватало только на самое необходимое. В коридорах стоят старенькие стулья, бабушки спят на ветхих кроватях. Из-за экономии радиаторы едва теплые и в помещении от этого сыро. 

«Аккуратно, у нас в этом месте доски на днях сломались, — предостерегает директор, когда мы заходим в одну из палат. — Завхоз скоро отремонтирует, выровняет, но где мне линолеум взять? Мне бы хоть рулон-два». 

И это не прихоть директора. Большинство обитателей этого пансионата или лежачие, или ходят с большим трудом, опираясь на две палочки. Нужно ли говорить, как важно, чтобы у них были ровные полы без дыр и латок?

И заметьте, Людмила Алексеевна просит не о ремонте, а о стройматериалах. «Мы привыкли все сами делать. Здесь каждая стена нашими женскими руками зашпаклевана, покрашена, побелена. Днем ты прачка, а вечером — маляр. Спасибо нашим мужьям, помогают», — вводит в курс дела директор. 

«Попадете к нам на праздник, Они вам и станцуют»

«Вы не смотрите, что они с палочкой ходят. Попадете к нам на праздник, под настроение они вам и подтанцуют. И вы бы слушали их шутки да прибаутки. Идет, например, бабушка по коридору и колени свои в три этажа материт за то, что плохо слушаются», — рассказывает Людмила Ваганова, директор дома престарелых в Красиловке.

Тоска по дому

Заходим в одну из палат, где живут три пенсионерки. Одна сидит в нескольких свитерах и греет озябшие руки. «Холодно», — жалуется нам. «Тетя Аня, что же мы можем сделать? — вздыхает санитарка. — У нас хоть такое тепло, а в селе многие мерзнут из-за неподъемных тарифов на газ». 

В соседней комнате 85-летняя бабушка Мария набрасывается на директора: «Где племянник? Не приехал? Когда он меня в мой дом отвезет?» Затем начинает причитать: «Я из-за болезни руками ничего не могу делать. Ой, голуби, разве это жизнь? Это мучения».

Людмила Алексеевна успокаивает бабушку, затем объясняет нам: «У бабушки Марии — болезнь Паркинсона, она даже есть самостоятельно не может. Ее к нам племянник привез. Вы из города и, наверное, не понимаете, что для нас значит свой дом. Ты его полжизни строишь на копейки. Кирпичик к кирпичику. И вот потом оказываешься здесь. У нас все тоскуют по своему двору. Но старики не прожили бы там одни», — пожимает плечами директор.

В Красиловке линолеум износился так, что видны дыры

Она рассказывает, что большинство ее подопечных — одинокие люди, но одна женщина живет на платной основе, сын перечисляет деньги за уход и коммунальные: «Приезжает к ней и плачет. У него однокомнатная квартира, двое детей. Он маму на кухне поселил, но вы себе представьте, что это за условия. Потом к нам привез». 

По ее словам, в основном здесь живут женщины из соседних сел, те, кто всю жизнь занимался тяжелым трудом на поле или ферме. И рассказ этих бабушек о прожитой жизни до боли краток, например: «В колхозе работала, а потом заболели ноги. Лежала в больнице, получала капельницы, когда полегчало, забрали сюда». 

О детях, супругах директор просила не спрашивать: «Эту тему не трогайте, мы потом бабушек из комы не выведем. У каждого свое горе, и мы не хотим, чтобы они его вспоминали».

Книга памяти

«Я здесь уже 13 лет работаю, с самого первого дня. Для себя веду вот этот список: фамилия, имя, из какого села, год рождения, год смерти, — Людмила Алексеевна листает небольшую тетрадь с аккуратно расчерченными страницами. — Вдруг кто-то из дальней родни их или их могилу искать будет? 47 человек за 13 лет умерли. Это много, это очень много». 

Директор задерживает взгляд на фамилиях, вспоминает подопечных: «Вот жила у нас учительница. Ее единственная дочка в Киеве работала, и там ее убили. И как убили — замучили. Все село ее хоронило... Мать после этого болеть стала и к нам попала. Другая женщина двух сыновей потеряла и в один момент оказалась никому не нужна. Еще одна наша бабушка в свое время отказалась от дочки, а дочка как выросла — отказалась от нее. Да еще и с внучкой запрещала общаться. Но та наперекор матери забрала старушку к себе. Так что доживала она с родными людьми». 

Газовая плита давно требует замены

Директор переворачивает еще пару листов, вспоминает людей, с которыми успела породниться: «И бывший заключенный у нас жил. Двадцать лет в колониях провел. Вы бы слышали, как он по телефону «давал жару» друзьям. Два раза он у нас умирал. Вот вроде начал угасать, три дня лежал без движения, только дышал. Но на четвертый к нему заходим — он уже на ногах и крепкий чай заваривает. А одна бабуля у нас и вовсе семь раз умирала. Смотрю, дыхания нет, пульс не прощупывается, идем звонить родне, возвращаемся — стоит у окна, во двор смотрит. И смех и слезы». 

Рудое село

«Нам повезло, что после революции дому престарелых в 2005 году выделили новое помещение и дали денег на ремонт, — признается Алексей Тищук, руководитель Володарского терцентра соцобслуживания. — Из старого ветхого помещения мы переехали в бывший детский сад. Малышей в селе стало намного меньше, они сейчас при школе». 

В холле мы застали компанию бабушек возле телевизора. Видимо, сериал особого интереса у них не вызывал и старушки откровенно скучали. Заметив это, директор дома престарелых Инна Кравчук решила их подбодрить: «Не хотите гостям что-то спеть?»

В ответ бабушка Аня затягивает: «Расцветали яблони и груши…» За ней и другие. Закончив последний куплет, солистка вытирает слезы: «Вы думаете я от радости пою? От горя. Двух сыновей потеряла, тут оказалась. Споешь, и вроде чуть легче на душе», — охает бабушка.

Ее откровения прерывает 92-летняя баба Луша (Лукия): «Хватит плакать! Хочешь, чтобы и мы все с тобой заодно тут разревелись?» — для острастки пенсионерка еще и палкой своей замахивается, дескать, могу и огреть за пессимизм. 

«Они ссорятся, мирятся, сплетничают, шутят, что ждут кавалеров да помоложе. Но им действительно не хватает внимания, гостей. Мы от Киева далеко, но волонтеров у себя ни разу не видели. К нам приезжают только кандидаты перед выборами. Но хоть большую часть окон поменяли, — улыбается директор. — А мы бы так хотели, чтобы кто-то поздравил наших стариков на Николая или на Рождество. Мы бы и концерт послушали, и сами спели». 

Но есть еще одна проблема, которая волнует директора не меньше, чем духовный аспект: здание находится в критическом состоянии. И на стенах, и на потолке видны большие трещины, надо срочно укреплять фундамент. Своих денег на ремонт не хватает.

«Областным домам престарелых достается больше денег из госбюджета, нам на район — на порядок меньше, а проблем у нас столько же. Найти же спонсора мы пока не можем», — говорит Алексей Тищук.   

В селе Рудом нужно укрепить фасад — дом разваливается 

В такой крошечный экран всматриваются старики

«Называет соседей сыночками»

В дом престарелых в селе Рудое 80-летний Виктор Леонидович попал из-за проблем с памятью, он не может вспомнить даже свой адрес. «Так за него обидно, он видный мужчина, занимал руководящие посты. Но живет у нас. Сын у него погиб, дочь в России. И теперь он называет сыночками двух своих соседей по палате, они младше его, а попали к нам из-за инвалидности», — рассказали санитарки.

Выходили, песню заводили

«Хор» из дома престарелых в селе Рудое встретил нас «Катюшей». Старушки признались, что скучают без гостей и с радостью спели бы им на День святого Николая или Рождество. «И пусть кавалеры приезжают, да помоложе!» — шутили бабушки.

Война в детстве и старости

«Начинала жизнь с войны, и в старости снова взрывы и кровь... Меня сюда внучка забрала из Донецка, а соседки там остались. Звоню им и плачу», — говорит 85-летняя Вера Ивановна.

Детский сад стал домом престарелых

После того как в селе Рудое детский сад закрыли за ненадобностью — детей рожать стало некому — помещение решили отдать под жилье для стариков и людей с инвалидностью. «Жили бы здесь плохо — сбежала, а так меня отсюда не выгонишь», — смеется 92-летняя бабушка Луша.

Контакты

  • 09445, Киевская область, Ставищенский р-н, с. Красиловка, ул. Ленина, 86

Тел. (04564) 2-36-55, (098) 220-07-57

Директор: Ваганова Людмила Алексеевна

  • 09342, Киевская область, Володарский р-н, с. Рудое Село, ул. Парковая, 11,

Тел. (098) 223-61-08

Директор: Инна Викторовна Кравчук

Что нужно

ЛИНОЛЕУМ «Его нужно несколько рулонов, только теплого, у нас же старики», — говорят в Красиловке.

НОВЫЙ ГАЗОВЫЙ КОТЕЛ «Хотим поставить экономный котел, но стоит он до 40 тыс. грн. Где взять такие деньги?» — сокрушаются в той же Красиловке.

ГАЗОВАЯ ПЛИТА Повара из этого же дома престарелых добавляют: «Духовка у нас не работает, а так хотелось бы порадовать бабушек печеными яблочками». 

СТИРАЛЬНАЯ МАШИНА Она нужна и в Красиловке, и в селе Рудое. «Есть «автомат», но он не справляется, лежачих ведь много», — говорят прачки. 

ПАМПЕРСЫ Они в большом дефиците, их в 2–3 раза меньше, чем нужно.

РЕМОНТ В селе Рудое нужно укрепить фасад, дом трескается.