Кабмин утвердил правила этического поведения госслужащих. Теперь чиновники должны будут вести журнал учета встреч и телефонных разговоров с политиками, бизнесменами, а также докладывать, для чего они используют авто или другие материальные ценности, предоставленные им бизнесменами. Более того, теперь им возбраняется публично критиковать своих коллег и власть. Правда, за невыполнение кодекса грозит лишь выговор. А эксперты уверены: это не более чем пиар.

Правила жизни

Судя по всему, причиной написания правил поведения стал прошлогодний инцидент между главой МВД Арсеном Аваковым и губернатором Одесской области Михаилом Саакашвили, когда они выпустили друг в друга поток брани, а Аваков еще и запустил стаканом с водой. В документе говорится: чиновник должен быть вежливым, избегать конфликтов, не использовать госимущество в личных целях и не разглашать тайны. Кроме того, он не должен публично критиковать деятельность органов власти и должностных лиц и быть политически нейтральным: не использовать политическую символику, не демонстрировать свои политические симпатии, а также быть прозрачным в отношениях с политиками. Последний пункт расшифровывается особенно тщательно: чиновники должны вести учет телефонных разговоров и встреч с политиками, депутатами, бизнесменами, а также вести учет использования авто или имущества, предоставленных бизнесменами, фирмами.

«Нам скрывать нечего»

Как рассказал «Вестям» министр соцполитики Павел Розенко, этот кодекс вводится именно для госслужащих. «Министры — политические фигуры, но несмотря на это также придерживаемся этического кодекса. Фиксация разговоров и приемов делается и сейчас. В журнал вписывают график моего приема, с кем были встречи», — сказал министр и добавил, что положительно смотрит на такие нововведения. «Мы публичные фигуры, и нам скрывать нечего. Я думаю, что фиксацию звонков и встреч вводят для того, чтобы не было внешнего давления на госслужащих. То есть человек, который захочет надавить на чиновника, побоится это делать, если будет знать, что встречи и разговоры записаны», — сказал Розенко. Замминистра информполитики Артем Биденко тоже считает, что кодекс — вещь нужная. «В нашей стране это необходимо для реализации прозрачности политических решений».

Исполнять никто не будет

Впрочем, логика подсказывает, что никто не помешает чиновнику провести нужную встречу в ресторане или бане, где никто не будет вести учет. Политэксперт, экс-нардеп Тарас Чорновил считает, что этический кодекс Кабмина делается просто под соусом борьбы с коррупцией, а на самом деле это пиар. «Вот они говорят, что каждую встречу с нардепами должны записывать, — абсурд. Как можно перехватить и отследить, куда будет звонить госслужащий со своего домашнего телефона или встречаться. Есть и моменты, которые нельзя делать, — запрет на критику. Это прямая реакция на обличающие выступления некоторых чиновников. Кстати, все эти нормы можно оспорить в суде. Нужно было принять без правок и изменений электронное декларирование, а не этот кодекс», — отметил он.

С ним согласен и политолог Владимир Фесенко: «Министры и их первые замы — это политические фигуры, и критика власти — их как бы обязанность. Как можно им запретить? Во времена премьерства Тимошенко тоже были попытки запретить критику, но это ничем не закончилось. В конце концов, кто помешает тому же Абрамовичусу выйти, раскритиковать всех и громко хлопнуть дверью».

Запрет на портреты президента

Пока среди чиновников есть только негласные правила, да и то касаются они в основном дресс-кода. В Министерстве юстиции, например, просят ходить не в джинсах, а в брюках, и если нет пиджака, то должен быть строгий пуловер. В Минэкологии нет дресс-кода, потому что сотрудники получают маленькую зарплату. «Некоторые получают по три тысячи, какой тут дресс-код? Ходят в свитерах и джинсах. Один сотрудник постил свои фото в трусах с рыбалки — и ничего. Когда пришел министром Мохник, то он в кабинете повесил портрет Бандеры, когда его сменил министр Шевченко, то повесил Тараса Шевченко», — пояснил собеседник. Советник главы Закарпатской ОГА Ярослав Галас говорит, что у них принципиальная позиция: в кабинетах не должно быть партийной символики — ни провластной, ни оппозиционной. «Это касается и портретов в кабинетах, там не должно быть и портрета президента».